Органон : Литературный журнал
 

  скрупулы
Василина Орлова

 

  Камушки 02.11.2007: ИРИНА ВАСИЛЬКОВА


Делала я тут недавно ремонт.

Естественно, разбирала кучу накопившегося хлама.

И вытащила на свет ящик с камнями. Вот и лежат они передо мной - каждый со своей историей.




Мусковит


Плоский шестигранник - кристалл мусковита (слюда, если кому непонятно).

Привезен с Памиро-Алая.

Как-то раз, курсе на третьем, компания идиотов собралась в зимние каникулы штурмовать Туркестанский хребет. На факультете нас отговаривали, но мы были молоды, горячи и бесстрашны. Родителям удалось запудрить мозги - мол, едем с преподавателем. Ни один препод, естествено, в это бы не ввязался.

Путешествие в общем вагоне через Кызыл-Кум при 43 градусах мороза и выбитом вагонном стекле - это рассказ отдельный, поэтому пропустим.

И еще много чего пропустим - попытки погостить на вилле Рашидова, затерянный в горах почти средневековый кишлак Варух, ночное посещение местной бани, а также полночное чтение под звездами Омара Хайяма (дуэтом с местным учителем) и суровую игру в басмачей уже совсем высоко в горах, на фоне пустой летней пастушьей хижины.

Был у меня в ту пору поклонник. Бывший одноклассник, а к моменту авантюры - студент физфака. Неуклюжий такой очкарик, и паникер к тому же. Но хороший, очень хороший, и поэзию очень любил. Но все Сашку пугало - осыпи, камнепады, случайное купание в ледяной горной речке (сильно подозреваю, что он являлся в этой безумной компании единственным адекватным человеком).

Короче, достал он всех своим нытьем. А нас было человек восемь, и в какой-то момент мы должны были разделиться по парам, разбрестись по разным горным долинам и искать мусковит на склонах. Ну естественно, физик достался мне в напарники. "Сама привела - сама с ним и разбирайся!"

Сначала мы с ним шли по дну долины по пояс в снегу. Потом наткнулись на еще одну пустую хижину, бросили там спальники и налегке полезли на склон. Очень было хорошо и весело - горное солнце печет с синего неба, а горы обалденные - это вам не Кавказ, это в сто раз круче! Короче, нашли мы выходы мусковита, наколотили образцов в рюкзаки, и тут моментально стемнело. Луны даже нет, звездочки какие-то , да от снега мерцание. Долина - далеко внизу, не видно ничего. У Сашки аж зубы застучали - как спускаться?

Ладно, говорю - садимся на задницу в снег - и на пятой точке вниз! Он кричит - ты что, техника безопасности, сейчас лавину спустим! А я что - я храбрая.

Ну, ничего не оставалось влюбленному юноше, как этой дуре подчиниться, и вниз мы съехали довольно быстро, минут за 20.

Дальше - больше. Где хижина - не помним. Темнотища, а мороз уже сильный. Он говорит - направо, а я - налево (ну, всегда чувствовала, что у меня есть внутренний компас). Естественно, Сашка уступил. А снег подтаявший коркой наста схватился - кромка режет как бритва, и сугробы выше колена. И вот, проламывя корку, нагруженные тяжеленными рюкзаками, медленно движемся в неизвестность.

Через час Сашка сдался. Он упал на спину и сказал трагическим шепотом: "Вот тут и замерзнем!"

Ох, как я орала! Как пинала его ногами и тормошила - потому что самой страшно было, но сильной же казаться хотелось! Нет, все-таки я его подняла - стала рассказывать какой-то бред - как мы в Москву вернемся, как в консерваторию сходим, или на Таганку...

Еще через полчаса мы ее нашли, хижину. А там спальники. И спички. И остатки еды.

Сашка упал на спальник и сказал: "Я никогда еще не чувствовал себя таким счастливым!"

И не двигался долго- долго. А я насобирала каких-то щепок и сварила в котелке чай. Еще у нас были четыре сухаря и две пачки какао.

И этим какао мы только и питались следующие два дня - я его потом лет десять в рот взять не могла. А Сашка меня как-то быстро после этого разлюбил и женился на девушке с философского факультета.




Нефрит в подарок



Анатолий Семенович был замечательный.

Я училась вместе с его сыном, тот замолвил словечко, и папа взял меня в экспедицию в Забайкалье. Мы работали на урановых рудопроявлениях - впрочем, непромышленных. Рабочие рыли шурфы, а мы их описывали. В одном из шурфов обнаружился пла