Органон : Литературный журнал
 

  скрупулы
Блогосфера Органона

 

  ГОЛОЕ НЕБО 13.01.2010 : ЕКАТЕРИНА СИДЕНКО



Что же всё-таки случилось в то странное утро, толком так никто сказать и не может. Сходятся жители первого подъезда пятиэтажки по адресу Черноморская, 5 в одном: утром, 6го ноября 2009 года, солнце не взошло.

Что особенно интересно – не взошло оно только для жителей этого подъезда, для остальных же оно взошло, чуть позже, правда, чем полагается: в 9.27 по московскому времени. Ноябрьское, скудное, но все же – солнце.

Собственно, первым то, что солнце не взошло, увидел одинокий и сильно злоупотреблявший бывший учитель физики Порываев. Он, как обычно, вышел утром во двор выгулять свою овчарку по имени Нейтрон, сел на скамеечку, закурил, посмотрел затуманенным взглядом вокруг себя и понял, что: а) светло и б) но солнца нет. Впрочем, он был еще слишком во власти зеленого змия, чтобы придать этому какое-либо значение, поэтому минут через десять, как ни в чем не бывало, позвал собаку и ушел домой, где решил продолжить сон.

Но, так сказать, гласность этому событию была придана чуть позже, около 10 утра, жительницами «двушки» на первом этаже старухами Лапкиной и Палкиной. Они были давними подругами, обеим перевалило за 80. Вообще-то у Лапкиной была своя «двушка», напротив,  но они решили, что жить вдвоем экономнее и безопаснее, поэтому обитали вместе в квартире Палкиной.

Они, как обычно, встали рано, позавтракали творогом со сладким чаем и уселись смотреть утренние серии любимых бразильских теленовелл. В одном из рекламных перерывов Палкина обратила внимание подруги на полное отсутствие солнца за окном при абсолютно светлом небе. Та перепугалась и настояла на вызове «скорой». Надо сказать, что подруги страдали ипохондрией и вызывали «скорую» по каждому поводу, даже не связанному с медициной, их уже узнавали и к вызовам относились скептически, однако Лапкина так перепугалась, что сказала, будто у нее подозрение на заворот кишок.

Пока «скорая» ехала, они обсудили отсутствие солнца и пришли к выводу, что врачи, скорее всего, окажутся тут бессильны, вдруг это какой-то знак свыше, например, начало Апокалипсиса? Этот вопрос они и адресовали врачу, но он оказался стопроцентным атеистом и материалистом и сказал, что Апокалипсис – выдумки, и что солнце обязательно появится, просто чуть позже.

- Ну а с животом-то что, бабуль? – перешел он к делу.

- Да ничего, сынок, отпустило вроде, вишь какие у нас дела творятся…что живот…
Врач все понял, матернулся про себя и поехал на следующий вызов. Его смена подходила к концу, сутки были такими тяжелыми, что на отсутствие (или наличие) солнца в небе он даже не обратил внимания.

На третьем этаже жил молодой бизнесмен Звягин. Примерно в то же время, когда подъехала «скорая», он, как обычно, вышел из дома с термосом кофе и стал заводить свою машину. То, что солнца не было, ему сильно не понравилось, но он уже опаздывал на важную встречу, поэтому о солнце вскоре думать перестал. Хотя, пока машина заводилась, успел сделать несколько фотографий неба на мобильник, которые самым наглядным образом подтверждают правдивость этой истории.

- А вдруг это мне предупреждение, - подумал он. – Это небо как бы говорит: послушай, Алексей Звягин, тебя сегодня ждет весьма заманчивое предложение, но если ты согласишься, то будет худо…

На четвертом и на пятом этажах, соответственно, жили 20летняя Катенька Преображенская, дочь известного профессора германской филологии, и 25летний Пётр Пономарев, активист одного из «красно-коричневых» молодежных движений, ныне сильно расплодившихся. На их долю выпало увидеть, как солнце, хоть и с сильным опозданием, появилось-таки для жителей первого подъезда пятиэтажки по адресу Черноморская, 5.

Но тут необходима небольшая предыстория. Она нужна, чтобы все убедились, что до конца верить им все же не стоит.

5го ноября вечером Катенька, возвращаясь из института, встретила у подъезда соседа – Петра Пономарева, к которому она относилась одновременно с настороженностью и с интересом. То ли у нее было настроение пококетничать, то ли что-то еще, но Петр легко смог напроситься к ней в гости, тем более что родители Катеньки были в длительной командировке. Примерно до полуночи они довольно жарко спорили о преимуществах и недостатках то левых, то правых, то либеральных идей, попивая профессорский коньяк, потом спор начал переходить в игривую перепалку. Коньяк сделал Петра мягче и любвеобильнее, а Катенька решила, что этот «борец за справедливость» будет интересным дополнением к компании ее прежних партнеров по любовным утехам – студенту-технарю и молодому преподавателю французского. Однако ее не привыкший к коньяку организм позволил только тихо сомлеть прижавшись к недавнему оппоненту (который, к слову, тоже уже не был готов к любви). Так они тихо заснули на диване в гостиной и проснулись только в районе полудня.

Как раз именно около полудня на голом светлом небе вдруг появилось несмелое ноябрьское солнце.

И появилось оно за мгновение. Как будто ничего и не было.

И первым, что увидели ослабленные коньяком Катенька и Петр, было то самое голое и светлое небо.

А следующим – внезапно возникшее солнце.

Все случилось так внезапно, что они даже и не поняли: то ли утро слишком тяжелое, то ли солнца действительно не было. Хотя, подумав, решили, что более близок к истине все же первый вариант, тем более что двоим одно и то же показаться не может. И на этом тихо разошлись по квартирам, причем так и не вспомнив, было ли что-то между ними ночью или не было.

Собственно, каждый из наших героев мог бы и не придать значения этой странной истории с солнцем, списав ее на нечто соответствующее его мироощущению, если бы только вечером все они случайно не встретились во дворе при следующих обстоятельствах:

бывший учитель физики Порываев, как следует принявший на грудь и злой из-за каких-то внезапно вылезших из подкорки воспоминаний, сидел на скамейке на детской площадке и сонно наблюдал за беспокойно бегавшей вокруг овчаркой;

старушки Лапкина и Палкина тоже сидели на скамейке, но на другой, и о чем-то перешептывались;

бизнесмен Звягин парковался;

Катенька Преображенская шла из ближайшего магазина с пачкой пельменей;

а Петр Пономарев курил на балконе, смотря вниз.

И тут Лапкина сказала, обращаясь к Катеньке, которую помнила с раннего детства:

- Деточка, ты сегодня будь осторожна, сегодня солнышко не выходило, это плохой знак…

Преображенская, все силясь восстановить в памяти события ночи, рассеянно ответила:

- Да, что-то оно аж после полудня взошло.

- А день-то и вправду хреновый! – откликнулся вылезший из машины Звягин, у которого сорвалась сделка.

- Вот я и говорю, - экзальтированно продолжила Лапкина, - это очень плохой знак, это наверно, Апокалипсис, солнце так просто не взойти вовремя не может! Наверно, там, на небе, решают, сколько каждому из нас осталось!.. И…

- Да мне уж давно на кладбище прогулы ставят, а тебя уже и ждать отчаялись! – вдруг проревел Порываев, который и так был не в добром расположении духа, а тут еще эта, как он считал, старушечья ересь…

Лапкина вздрогнула и чуть не упала в обморок.

- Вам, темным, ллллюбое ннннеизученное явление, то знак, то Апо…пока…покалипсис! На жопе у вас знак: ду-ры! Все, что вы можете объяснить своим скудным умишком, то для вас норма жизни, а все, что не можете – какая-нибудь очередная ересь! Нейтррррон! Ппппошли домой! – проорал Порываев, а потом, внезапно, обмякнув, как сдувшийся шарик, добавил, уже заходя в подъезд:

- Если солнце не взошло вовремя, значит, так и надо…

И добавил совсем жалобно:

- И не мешайте ему…

Звягин, кусая изнутри щёку, чтобы не рассмеяться, разговаривал по мобильнику, поглядывая на Лапкину с Палкиной, которые не знали, то ли пугаться им, то ли злиться, то ли опять звонить в «скорую».


- элементарий  
: Органон
: Литературный журнал

©
Органон

  дизайн : Семён Расторгуев , 2008
+ элементарий   размещение сайта: Центр Исследования Хаоса