Органон : Литературный журнал
 

  скрупулы
Блогосфера Органона

 

  Половодье 01.09.2007: ДЕНИС ОСОКИН


Из жизни больших городов половодье давно уже выпало. А некоторые из них – и вовсе изначально фатально удалены от воды. Нынешний большой горожанин не сможет даже представить какое это опасное радостное чудо – сотрясающее жизнь во всех ее проявлениях – и суровый быт человека и тончайшие поэтические струны его души. При этом сотрясение происходит коллективно. Не знаю как за границей – а у нас это праздник-катастрофа, не имеющий культурных аналогов, длящийся несколько дней.

 

Например. Апрель. Деревня Коптюга на реке Вашке. Деревня Ёрмица на Печоре. Удорский и Усть-Цилемский районы Республики Коми. В любое время года – попробуй туда доедь! Ёрмица – так уже за полярным кругом. Река разливается стремительно – на многие километры. Тают последние льдины в мутной воде. Мутная вода заполняет деревянные черные улицы в течение суток-двух. Так происходит из года в год. С разными степенями разлива. Половодье ждут – и к нему готовятся.

 

Дети счастливы бесконечно. Взрослые бесконечно встревожены – за дома, за скот, за детей. И рады тоже. Не радоваться тут физически просто нельзя: вокруг такая живая картина! Обхохочешься, изматеришься. Люди как будто с восторгом караулят – насколько природа произдевается над ними в этом году?! В Ёрмице закрывается школа: она на самом высоком месте – и туда загоняют скот. Кажется, слышно до Нарьян-Мара несущиеся из Ёрмицкой средней школы мычания, блеяния, визги.. Коптюгу заливает по окна – высокой постройки тут нет – орущих овец и коз хозяева затаскивают на крыши. Бани поплыли – чьи это? Крылечки, бревна от взвозов, фрагменты изгородей.. Взрослые плавают в лодках посреди этого разверзшегося нежного цинизма – и ругаются, ругаются: слышно до небес. При этом реку кормят, с рекой здороваются..

 

В небе – весенние птицы. Небо кружится, играет цветом. На горизонтах – или темные ели, или горизонта нет. В прозрачной высоте летит самолет в Москву. Низко тарахтит вертолет районного МЧС: ну ничего особенного – половодье как половодье – крыши домов видно все – можно лететь на базу..

 

Продавщица плывет открывать магазин. Покупатели уже качаются у крыльца в лодках. Плавно движется Почта России в лице симпатичной девушки из райцентра – в лодке ее рулевой, а сама она придерживает одну-две посылки. Над сельсоветом – если он есть здесь – трепещет флаг. Самые старые бабушки выглядывают из окон. Окна здесь высоко от земли.

 

Половодье – безобразие, издевательство над трудами человека.. Но попробуйте спросите у местных – хотели бы они, чтобы половодье никогда не повторилось? Не захочет большинство. А дети – так просто разревутся, если половодье у них отнять. С половодьем здесь связаны особенности взросления – ярко и напрямую. Всяческая дружба, всяческая любовь тоже выходят из берегов – и надолго. Поэзия, но действительно кажется, что нельзя не влюбиться мальчику в девочку, и наоборот, когда в половодье они, шныряя между домами, каждый со своей заботой, каждый в своей лодке, проскальзывают друг мимо друга.

 

Мне казалось что я – невозможно правильное что-то: среди правильных предметов правильный предмет! – когда наблюдал, как плавают с собаками, ружьями, бухают из ружей ради весны, по ночам лодки движутся с электрическими и керосиновыми фонарями. Пьяные – песни похабно поют. Иногда вывалятся и утонут – но чаще обходится без этого. Половодье тут у каждого гудит в крови. В половодье умирать обидно, стыдно перед односельчанами. От радости может быть и хочется умереть – но только не по-настоящему, ненадолго. Половодье – не землетрясение, не вулкан: масштабы его прогнозируются, скоро оно пройдет – река в берега вернется. За половодьем – месяц сухой земли по древнему календарю коми. Потом – лето. А осенью здесь случится небесное половодье. Небо будет нестись, все топить: крыши, реки, леса, глаза людей и животных.. Лето схлынет в пять дней – будет смыто.

 

Весна хороша в любых местностях. Отвести от монитора глаза и посмотреть в окно на апрельский проспект – набитый юдьми и трамваями – разве плохо? Однако охваченная половодьем северная деревня – это весенний абсолют. Который не может цвести повсеместно – по своей сути: а лишь пульсировать кое-где – в труднодоступных укромных далях.

 

Впору написать диссертацию о весенней большой воде: это могут сделать и психологи, и зоопсихологи, и сексологи, и этнографы, и фольклористы, и музыковеды.. Думаю, даже гении от математики и химии тоже – правда не знаю каким образом, но им видней!.. О возможностях половодья для художников даже говорить боюсь! Искренне советую каждому присмотреться к этому явлению. Оно актуально для многих уголков нашей страны. Найти дружественную местность, придумать командировку, любой проект – и приехать заблаговременно, пока еще мартовский лед.. Снимать кино, писать статью, делать фотоочерк.. На всю оставшуюся жизнь хватит красок и впечатлений – хватит яркости, ветра и брызг! Только не заявляться всуе – то есть чтобы просто поглазеть. Спасающие свое имущество и своих близких местные могут возмутиться и загнать вас на одинокую крышу – с фотоаппаратом, без лодки и без еды!.. Внятный повод вашего визита в затопляемую деревню необходим! – тогда вы станете полноправным участником праздника-катастрофы. Привыкшие к нему постоянно живущие здесь люди будут нежно помогать вам во всем!

 

март 2007

РЯБИНА И МЫ

 

Рябина – личное мое дерево. Она очень сильна, очень нежна, очень грустна и прохладна. Мне всегда хочется быть на нее похожим. Дружить только с ней. Дом с рябиной перед окнами – главная мечта с детства. Рябиновые ветви расставлены в этом доме в бутылках на всех столах. Время рябины наступает в августе и длится где-то до десятых чисел октября. В этот период она становится безусловно старшей среди остальных деревьев, среди остальных предметов – в наших городах и поселках. И мне кажется, что тогда абсолютно каждого меняет и захватывает рябина. Что рябиновые нежные-грустные превращения происходят со всеми людьми. В действительности же пожалуй – все это очень личное. И все-таки, я полагаю что:

 

Людям очень важно касаться предосенней-осенней рябины. Глазами, руками, губами, мыслями. Подолгу с ней говорить. Рябина – умница. И очень понимает человека. Разве что камни у кромок рек и морей – могут с ней в этом сравниться. Рябины и камни – вот лучшая для нас компания! Несчастье не случится с такими людьми. Август-сентябрь – корзина года, украшенная рябиной. Рябины так и зовут к себе – выслушать, рассказать, порадоваться вместе с нами, приободрить нас, улучшить.. Я хожу по улицам от рябины к рябине. С каждой здороваюсь. Мне необыкновенно светло. Рябина – подруга.

 

В рябиновое время – из рябины – лучше всего изготавливать домашних покровителей. Куклы из рябины умеют говорить. Любое зло, присматривающееся к вашему дому, от них шарахнется. Взять чурочку – сшить для нее одежду – повязать платок или сшить берет – вставить глаза-рябинины.. Каждый год осенью я делаю по одной такой кукле. Они живут на моих подоконниках – на шкафах – под столами – в углах – под кроватью.. Иногда я делаю их в подарок. Рябина – это защитница. Сильнее нет.

 

Мне кажется что, живущие в лесу рябиновые люди – (они живут наравне с березовыми, лиственничными, ольховыми, черемуховыми людьми..) – нам близкородственны, очень. Браки между рябиновыми девушками и людьми-мужчинами вполне естественны. Роковая особенность такого союза – рябиновая супруга не пойдет в человеческий дом. Многие из наших мужчин, исчезнувших в лесах или даже в небольших рощах, на самом деле женились на рябиновых женщинах и в их дома ушли. О подобном в районах я слышал. Более того – видел сам как пожилые матери без тени сожаления рассказывают о пропавших близ леса под конец лета взрослых своих сыновьях. Даже гордятся ими – примерно так как гордится старая деревенская учительница, сын которой выучился на хирурга и уехал работать в Москву или за границу, и живет там теперь с чудесной семьей в заработанной собственной квартире. Мать пропавшего сына рассказывает, а в окнах ее – рябина. И рябиновые ягоды на столе рассыпаны. Рябина – жена. Рябина – сноха. Рябина – невеста.

 

Лечить рябиной можно почти что все, что болит. Снимать почти все, что мешает. Можно целовать рябину. Можно сидеть перед ней голым. Можно у рябины плакать. Можно с ней танцевать. Можно под рябиной приготовить земляную ванну – саперной лопаткой вскрыв дерн по контуру своего тела – и улечься туда лицом к небу, дрожащему сквозь рябиновые ветви – избавляться от застарелых бед. Во время дождя.. В жаркий полдень.. Теплой ночью.. Холодной ночью.. При ветре.. В безветрии.. – все это рябиновая лечебная практика. Я проверял. Я знаю о том, что рябина – светило медицины и абсолютный маг.

 

Чем можно оскорбить рябину раз и навсегда? – Если на рябине повеситься. Если под рябиной лишить кого-либо жизни. Если на виду у рябины принудить человека к близости – то есть взять силой то, что принадлежит любви. Если обратиться к рябине с просьбой принести кому-либо горе, смерть. Если мучить другого – а рябина увидит. Рябина – не дерево прощения, как например ветла. И не палач – как серая ель. Но от оскорбившего ее она отвернется. А насильникам и убийцам еще и отомстит. Рябина не сурова, не страшна. Просто это очень всерьез – рябина.

 

Чем краснее рябина – тем сильнее тяга человека к Северу. Небо синеет, рябина краснеет, трамваи по-рябиновому умно стучат – человек идет на вокзал и внимательно изучает расписание поездов на Мурманск, Воркуту, Лабытнанги, Архангельск.. Дома листает атласы. Ищет в интернете нужные телефоны – и звонит: то диспетчеру Печорского речного пароходства – узнает расписание идущих вниз по Печоре паромов и ‘ракет' и какие на них цены; то в управление ФСБ по Ненецкому автономному округу – спрашивает разрешат ли ему слетать на вертолете на остров Вайгач?; то в совхоз ‘Салехардский' – напрашивается фотохудожником к каслающим оленеводам на Ямал.. Часто потом никуда не едет. Покупает и сдает билет. Или не покупает. Или не сдает – оставляет на память о северной поездке. А я вот – стараюсь поехать! Стараюсь изо всех сил. Заранее придумываю себе северные командировки в рябиновое время. А если не выходит – приезжаю к тамошним своим знакомым: отдать фотографии с прошлых поездок – или диски с фильмами о тех краях, снятыми когда-то при моем участии – или привезти наконец-таки пять бутылок бальзама ‘Татарстан' и тюбетейку цвета рябины, обещанные пару лет назад одному хорошему рыбаку с Окунева Носа или с Нельмина Носа.. Иногда еду мысленно – но всегда прихватив с собой мешочек с ягодами рябины, ее ненаглядными листьями, кусочками красной коры. Рябина – дорога на Север. Я и в этот раз еду. Послепослезавтра. Начну паковаться сразу же – дописав рябиновый текст.

 

август 2007


- элементарий  
: Органон
: Литературный журнал

©
Органон

  дизайн : Семён Расторгуев , 2008
+ элементарий   размещение сайта: Центр Исследования Хаоса