Органон : Литературный журнал
 

проза
Блогосфера Органона

 

КАРАМЕЛЬ (ОТРЫВОК)
07.11.2008 : ИЛЬЯ ТАРАСОВ

 

 

Только-только начало светать, но на улицах уже было немало народа. Те, кто выходил пораньше, чтобы вовремя успеть на работу, оказались первыми, кто увидел это зрелище. Маленький мальчик видимый в окне, чьей-то квартиры наставил увеличительное стекло на стену, сделав тем самым подобие «камеры обскура». Он смотрел, как линза преломляет свет от телевизора, по которому шла передача «Доброе утро», картинка, выходившая на стену с другой стороны увеличительного стекла, оказалась перевернутой, и все что в ней происходило, было вверх ногами.

Потом мальчик повернул линзу к окну и стал снова смотреть на стену. Там все также вверх тормашками, вырисовывался утренний осенний пейзаж. Люди спешили на работу, они суетились и бегали, но не так как это обычно бывает по утрам. Они гонялись по всему двору за падающими с неба деньгами. Круговертью бесчисленных денежных мириад разного достоинства и валютной принадлежности.

За всем этим и за мальчиком, в том числе наблюдал Степан, сидя у окна комнаты, в которой они обосновались с Еленой. Мальчик, который до этого тоже только всего лишь наблюдал за происходящим, теперь выбежал на улицу вместе со своими родителями. Те, спеша на работу походя, хватали с воздуха падающие деньги. Мальчик не уступал им в пронырливости. Бегал туда-сюда как заведенный и успел уже нахватать порядочную сумму денег. Две шапки и полностью забитые карманы. Степан перевел взгляд в другой конец двора  и увидел там двух бомжей, которые, уже успев раздобыть откуда-то продуктовую тележку, теперь набрав порядочное количество денег, шли отоваренные из круглосуточного магазина.

Разбудив остальных Степан предложил пойти прогуляться выяснить обстановку а заодно и поднять немного «бабла», причем отнюдь не в фигуральном смысле этого слова. Василий Федорович на этот раз встал слегка заспанный и заторможенный, что вообще-то для него по утрам было не свойственно. На этот раз он не бегал (поскольку на улице было и так достаточно тех, кто бегал), он не позанимался полтора часа йогой, и самое главное забыл позавтракать. Лена со Степой тоже ничем, не перекусив, решили выйти на свежий воздух и так сказать воочию, убедиться в реальности всего происходящего.

Поскольку к этому времени уже рассвело, людей на улице значительно прибавилось. Они стали выглядывать из окон своих квартир, наблюдая примерно такую картину. На земле сплошным ковром вместо вчерашнего выпавшего снега, лежал сплошным ковром мокрые местами, затоптанные купюры разных стран и континентов. И это плюс к тому, что деньги все продолжали и продолжали сыпаться. Не было ограничений для жадности и алчности, не было преград для тех, кто нуждался в деньгах и сиюминутном удовлетворении своих желаний. А в нем нуждались все поголовно.

Люди хватали деньги, вырывали друг у друга, стервенея от злости и жадности. При виде такого количества дензнаков люди начинали буквально звереть, на глазах превращаясь в каких-то не знающих меру животных. Один мальчик бегал по двору, собирая купюры в игрушечный КАМАЗ, который тащил на веревочке за собой, к нему подошла девочка и захотела помочь, но он, думая, что она хочет обобрать его, двинул ей по лицу и тут же убежал. Девочка села на землю прямо в пальто и заплакала. К ней подошел молодой человек и начал успокаивать, потом снял с нее пальто и, завязав на нем рукава, сделал некое подобие сумки, начав складывать в нее деньги, он уже не обращал на девочку никакого внимания. Она же тем временем просто смотрела ему вслед остекленевшими глазами. Девочка была в шоке.

Люди были везде; на балконах, на крышах домов, во дворе. Кто-то бегал по улице с огромным сачком для ловли бабочек и ловил ими банкноты. Ну, этот тип хватал уже по полной за один взмах сачка набирал наверно не менее миллиона рублей или долларов или евро.

- Кстати,- сказал Степан,- я заметил одну закономерность, наблюдая за этими субъектами,- и он указал на бегавших во дворе людей,- и пришел к одному интересному выводу. Тем, кто побогаче и посостоятельней деньги попадаются исключительно заграничного производства. Тем же, кто попроще и победнее, с неба сыпятся только рубли.

- Ну, это логично, Степочка,- Ответил Василий Федорович.- Тех, кто победнее волнуют проблемы исключительно насущного характера. Им надо в ларек за водкой сбегать, селедки там, на закусь пробрести, ну или, в крайнем случае, пойти купить какое-никакое пальтишко сыну или шубку дочери. А у тех, кто побогаче есть более высокие приоритеты. Им машины подавай, новые квартиры, или векселя с золотым обеспечением. Тем то, как раз валюта и нужна. Так проще. А простому люду разве ж до того сейчас, чтоб в разменник бежать, меняя деньги. Нет, им этого абсолютно не надо.

Они стояли на крыльце дома, где жил Василий Федорович и смотрели, как в воздухе кружатся неимоверное количество купюр. Хорошо еще монеты хоть не сыпятся, подумала Елена, а  то б вообще черте знает, что бы было.

Люди тем временем (как раз те, кто победнее), стали расходиться по магазинам и закупаться всякой снедью. Ловить деньги им, видимо уже надоело или устали (да и куда они собственно убегут, эти деньги, лежат себе на земле, и пускай лежат, тем более их вон, сколько с каждой минутой налетает) и почти все теперь стояли в очередях.

Теперь появилась интересная закономерность, если какое-то время назад был шум и гам, вавилонское столпотворение было, то теперь все смирно и без эксцессов стояли в очередях. А очереди были огого. По километру.

Где-то были не довольны тем, что медленно обслуживают, где-то орали на продавцов не веря, что товар закончился, ну а где-то уже просто не было никаких магазинов, а на их месте только толпы, словно саранча гудящих людей.

Те, кто похитрее сразу догадались, что тут к чему и, заставляя мужей (или жен) бегать за деньгами, сами занимали очередь в магазинах. Такая непроходимость очередей была обусловлена еще и тем, что сами продавцы тоже бегали вслед за всеми остальными, хватая деньги.

- Я смотрю, сегодня еще холоднее, чем вчера,- поежившись, сказала Лена.- пойду, кофе приготовлю. Она ушла в дом и Степан с Василием Федоровичем остались одни.

- Неужто люди не поймут, что не спроста все это?- Задался вопросом Василий Федорович.

- Да, куда там, вы, что им бы нахаляву сейчас нажраться бы поскорее, какое там понимание.

- Ну, должно же быть хоть какое-то присутствие духа.- Василий Федорович явно сам был не в духе.- Так же нельзя, этак до анархии не долго дожить.

- За анархией у нас дело никогда не стояло. Это вопрос времени, только и всего.

Лена вернулась неся только что сваренный кофе. Держа чашки в руках, они расположились у подъезда как в кафе за барной стойкой.

В противоположном конце двора, где находился круглосуточный магазин, стали раздаваться какие-то вопли.

- Как это закрыто, курва старая, я те дам закрыто. Давай открывай. Слушай ты…

- Руки убери говнюк. Я те щас дам, урод… сказала, магазин закрыт…

- Да у тебя там вон бухла скока! Чего закрыто-то?

- Ничего не знаю. Распоряжение начальства, все закрыть и ничего не продавать.

- Да… в рот твое начальство, гони водку, лярва, у нас трубы горят!

В других местах были схожие ситуации. В соседнем квартале, напрочь разграбили магазин и кафе. Персонал с перепугу разбежался.

Василий Федорович, Степа и Лена решили немного прогуляться и, взяв с собой бутерброды (поскольку надеяться купить что-либо в магазинах, было бесполезно), пошли в сторону центра.

Везде то тут, то там сидели люди. Кто-то пил, кто-то ел, кто-то совмещал одно с другим. Все были пьяны и довольны.

- Я смотрю, на улицах заметно превалирует количество бомжей по сравнению с остальным населением.- Подметил Василий Федорович.

- Ага, как из-под земли повылезали.- Согласился Степан.

- Откуда ж им еще лезть.- Сказала Лена.

В одном из магазинов в наглую сидела кампания подростков и пила пиво прямо на развалинах витрин, был слышен примерно такой диалог:

- Белой накатить?

- Не ненадо, с утра водку пить гнилое дело, да и не лезет, если чессно.

- Как хочешь дело твое, интеллигент блин. Не лезет ему.

Тот, который предлагал, налил себе водки и выпил, не чокаясь, сам с собой. Другой парень открыл новую бутылку с пивом, разбив старую об асфальт.

Как странно,- сказала Елена,- а где собственно милиция.

Василий Федорович усмехнулся и сказал, повернув ее лицом к другой стороне улицы:
- Интересный вопрос, а ты Леночка, посмотри вон туда,- и он кивнул ей головой в противоположенную сторону.

Там находился отряд милиции, двери их уазика были распахнуты, а из салона шел дым, пахнувший чем-то растительным, буквально таки валил карамыслом. Сами же милиционеры выпивали за здравие какого-то своего сотрудника, бороться с наглеющей толпой не было ни сил, ни желания. Ведь все равно все разграбят. Здесь ведь такой беспредел. Из рации доносился звук чьего-то голоса:

- Первый, первый. Доложите обстановку.

- Все нормально никаких правонарушений, так легкое хулиганство. Забирать не стали.

Из рации вновь донесся треск:

- Тогда езжайте на угол Тверского и Малой Бронной, там говорят побоище.

- Ага.- Только и ответил лейтенант. И потом добавил.- Войска сюда присылайте, вашу мать, и тогда мы поедем на угол Тверского и Малой Бронной.

Вокруг уже творилось нечто невообразимое, народ опьянел и стал буянить. Везде начались погромы, кто-то под общую суматоху резал кого-то ножом, кто пытался изнасиловать в подворотне маленькую девочку (или это был мальчик), какие-то пьяные подростки беспощадно избивали пенсионера. За что? Трудно было даже представить. Как и предполагал Василий Федорович, дело дошло до анархии. Во всю уже шли какие-то гулянки, массовые драки, беспрецедентные акты изнасилований и все это на фоне продолжающегося «деньгопада», которого вскоре, однако теперь никто не замечал.

Уже вечерело, когда они предприняли вылазку за черту их квартала и присоединились к веселящейся толпе. Встав чуть поодаль от остальной толпы, они расположились у мусорного бака и разожгли в нем костер. Насадив на обломанные, с рядом стоящего дерева, сучья, мясо, они стали жарить шашлык.

- Ничего безумнее конечно представить себе нельзя,- проворчал Василий Федорович, уже успевший, от царившего вокруг хаоса, позабыть про свое вегетарианство.- Доктор наук, уплетающий шашлык, приготовленный над мусорным баком, да еще в компании каких-то бомжей.

- Ничего,- Сказал Степа.- зато обстановке соответствует. Вы так сказать вписываетесь в общий абсурд и беспорядок. И даже надо сказать довольно гармонично смотритесь.

- Не юродствуй. Тоже мне панка нашел. Мне между прочем уже семьдесят.

- Ну и что подурачиться можно и на старости лет.- Сказала, молчавшая до этого Лена.- Давайте доедим шашлык и пойдем домой, а то я уже замерзла.

Так и сделали.

Пока они шли до дома, все успели увидеть падающую звезду. И все трое загадали желание. У одного это было, окончательное пробуждение, а двух других постижение природы андрогина. Соответственно первым был Василий Федорович, а остальными двоими Лена и Степа.

Придя, домой они попили чая и решили пока не ложиться, а немного поговорить.

- Давайте включим телевизор, - предложила Елена.

Включив, его они обнаружили, что ни один из каналов не работает и на всех программах сплошной снег.

- Наверно революция уже произошла,- сказал заметно уставший Василий Федорович.- Останкино, скорее всего, захватили как в девяносто третьем, и теперь вот лишают народ информации.

- Они же тем самым еще большую панику поднимут.- Сказала Лена.

- Не поднимут, пока народ пьяный, ему хоть бы что,- добавил Степа,- но вот как только протрезвеет, тогда такое начнется, даже подумать страшно. Ведь водки то больше нет, все разгромлено. Похмелиться нечем.

- Да ничего не скажешь, хорошая перспектива.- Закончил их диалог Василий Федорович, и они пошли спать.

Прижавшись Степану к груди, Лена спросила:

- И что только с нами будет?

- Ничего, малыш, все будет хорошо,- Сказал Степан.- Все будет нормально.

Начало светать и постепенно деньги перестали падать с небес на землю, вместо них пошел обычный снег, а машины, выезжавшие по утрам для уборки улиц, стали собирать упавшие деньги и свозить их на свалку или еще куда-нибудь, где их сожгут или переработают под какое-нибудь другое дело. Ведь бумагу можно перерабатывать по не сколько раз, а тем более такого хорошего качества как ту, что используют для печати денежных знаков. Вот и снег прекратился, небо очистилось, и где-то далеко-далеко в космосе замигала маленькая звездочка, которая наверняка видела все это безумие и наверняка усмехалась над тем, как иногда могут смешно выглядеть люди.

Василий Федорович мирно спал в своей комнате, а в другой обнявшись, смотрели на небо и считали звезды Степан и Елена. Скоро должно было наступить утро, и им пора было собираться. Василий Федорович сделал им большой подарок, предоставив место в котором они могли уединиться. Степан обнимал Елену и, поглаживая ее по голове, о чем-то думал. Скорее всего, о чем-то грустном раз по его щеке скатилась слеза, а может быть, это просто космос чем-то влияет, и на него просто так накатило. Во всяком случае, он даже не удосужился ее смахнуть, а так и продолжал смотреть на небо, где в вдалеке продолжала мигать все та же звездочка.



 

 
: Органон
: Литературный журнал

©
Василина Орлова
Василина Орлова

  дизайн : Семён Расторгуев , 2008
размещение сайта: Центр Исследования Хаоса