Органон : Литературный журнал
 

проза
Блогосфера Органона

 

Нестрашный суд
24.09.2007 : РОМАН СОЛНЦЕВ

 

1.

Этого довольно хрупкого молодого человека в белом костюме и белых туфлях можно было с некоторых пор видеть в театрах и модных ресторанах нашего города под ручку с ослепительной юной женщиной в красном, которую, впрочем, все знали в лицо - то наша местная королева красоты прошлого года, Ангелина Беляева. Говорят, по паспорту она Алевтина, но именно так сама себя назвала, и все привыкли -Ангелина, Ангел. Даже песенку сочинили и пели пару раз по телевидению местные попрыгунчики в дыму:

Ангел, Ангел, Ангелина,

унеси меня на небо,

иль верни меня на землю,

поцелуем умертвив...

Буду я лежать под ивой

хоть и мертвый, но счастливый,

Ангел, Ангел, Ангелина -

мой божественный мотив!

Что-то в этом роде. Довольно пошлая песенка, но ритм радостный, а людям уже хочется радости... все устали от пророчеств, что наша страна ввергается в пучину... еще вот-вот - и мы погибнем.

Но вернемся к сладкой парочке. Так вот, а кто собственно рядом с Ангелом, этот счастливый ее избранник, долгое время не ведал в нашем городе ни один человек. Поговаривали, что он - приемный сын президента одной из мощных нефтяных компаний России. Впрочем, кто-то уверял, что молодой человек - всего лишь везучий игрок, который в прошлом году снял в московском казино фантастическую сумму. Еще говорили шепотом, что красавец связан с бандитской группировкой Тамбова, хотя до Тамбова от наших мест очень далеко (около 3700 км.). Так или иначе, одет он был всегда изысканно, подъезжал к дому юной особы на "Мерседесе", за рулем громоздился широкоскулый дядька в белых перчатках, с золотым тяжелым крестом поверх бордового галстука.

А уж какие роскошные шубы из соболя или накидки из голубого песца швырял молодой человек в ноги своей возлюбленной, обсуждал весь город. Духи из Парижа, грациозные шляпочки из Рима, сапожки из Лондона... да что там, когда денег полны карманы.

В иные дни парочка сиживала на ипподроме в синей тени, поглядывая на скачущих лошадей в бинокли. Но чаще всего они плавали на белой яхте за плотиной, по зеркальной поверхности нашего искусственного моря. Почему не ехали на Канары или на другие сказочные острова, спросите вы. Загадка. Может быть, у него были нелады с законом - он не имел до сих пор заграничного паспорта? Но с его деньгами купить нынче паспорт не составляло труда... У нее не было паспорта? Ей, я думаю, ОВИР бесплатно бы сделал сей документ, согласись только она с работниками милиции сфотографироваться на память.

Ходил слух, что у молодого человека мать больна, что он никак не может ее оставить. Живя в новом отеле "Сто звезд", где за ним был забронирован огромный номер со статуями Венеры и Аполлона на балконе, время от времени он исчезал на несколько дней. Говаривали, что ездит в деревню, именно к матери. Однако, кто-то его видел, кажется, и в соседнем городе Кемерове. Ну, мало ли зачем может ездить по земле богатый красавчик?..

Лицо у него было треугольное, узкое в подбородке, бровки рыжие, домиком, глаза всегда восторженные, навыкате, губы пухлые, верхняя чуть вперед, зубы белые. Улыбался как дитя - радостно. Но если его обижали, то зеленые прыгающие очи мутнели, как у пьяненького, и все пальцами трещал, сцепив руки.

Счастливый молодой человек. Счастливая любовь. Счастливая судьба.

2.

Все привыкли, что эти два красивых существа все время вместе. Но вот однажды Ангелина, наш Ангел, появилась на выставке молодых художников одна, без него. Надменное ее личико было запрокинуто, словно она смотрела на картины и на людей поверх некоего забора.

И мгновенно пронесся слух, что ее красавец уже неделю в тюрьме, вернее в СИЗО - задержан и ведется следствие. И задержан-то не в нашем городе, а почему-то в Кемерове.

А затем вдруг исчезла и сама королева красоты прошлого года - улетела, говорили, за границу, демонстрировать одежду то ли от Кардена, то ли от Версаччи, хотя тот уже был, как вам известно, убит. Но мало ли случаев, когда человек убит, а дело его живет (например, Ленин, Колчак, Ежов, Мандельштам и пр.)...

Улетела гражданка России А. Беляева - и нате вам, даже не поплакалась перед краснощекими начальниками милиции, не попыталась спасти своего милого. Впрочем, наверное, уже выведала, за что посадили - и от стыда подальше укатила... А нам пресса донесла только через пару недель: молодой-то человек, оказывается, был нищий, обычный клерк из кемеровского банка, кажется "Фениск"?.. (или "Финист", который в сказках "Ясный сокол"?..), хорошо разбирался в компьютерах, и вот как-то так сделал, что к нему, на его личный счет, открытый в другом городе

(в нашем, в нашем! Именно здесь и открыл!) стекало золотишко со всех валютных счетов "Феникса" ("Финиста"). Он, говорят, заставил электронную технику путать шестерки и девятки, и технические работники банка никак не могли понять причин сбоя, ибо молодой человек внедрил на берегах своего золотого ручейка программные секреты ("замки", которые отпереть практически невозможно).

Тихого красавца погубил сын директора банка Вася, девятиклассник, который имел от раззявы-отца доступ к файлам, сам захотел сделать тоже нечто подобное, да вдруг наткнулся на глухое молчание машины. Он пожаловался папе, тот схватился за лысую голову с двумя ушами, вызвали из Красноярска умельцев из технического университета, те посидели в компьютерном зале банка дня три - и всё стало прозрачным. Как уж отперли "замок", нам не понять. Кажется, отключали по очереди все компьютеры и снова включали. И говорят, вот этой случайности - отключения и включения - молодой наш красавец не предусмотрел...

Но уже украдено было около двухсот тысяч долларов! Личный счет в нашем городе, разумеется, арестовали. Однако там осталось-то шиш да маленько, "баксов" сорок - всё пустил красавец по ветру. Или в землю зарыл?! По телевидению как-то раз показали его - сидит на нарах, острижен, черен, как азербайджанец с базара, верхняя пухлая губа рассечена (видимо, кто-то бил его), в грязной фуфайке без рукава.

Следствие длилось все лето и осень, и вот, в конце октября, в веселую пору свадеб, объявили день суда. Впрочем, о молодом человеке уже стали забывать... Ну, подумаешь, еще один вор. В конце концов, в Москве по коридорам власти (см. передачи ОРТ, РТР, НТВ, ТВ-6!) шастают с потертыми портфелями акулы пострашнее - ограбившие страну на миллиарды долларов. Так что в день открытия суда не было особого ажиотажа - из всех телекомпаний присутствовали только наша NTSI ( все же у нас гужевал красавец!) и кемеровская Прима-TV.

Но когда молодому человеку дали возможность выступить с последним словом, то режиссеры и операторы, обомлев, поняли: сама судьба их сюда привела! И заранее скажу: потом весьма дорого они продали копии своего репортажа другим телекомпаниям. Корреспонденты же газет, которые поленились в тот день прийти в желтое здание кемеровского областного суда, назавтра локти себе кусали.

Дело в том, что речь отчаянного транжиры стала потрясающим событием если не для всей России, то для Сибири - я вас уверяю. Смею думать, это событие войдет в десятку наиважнейших событий уходящего века. Впрочем, судите сами.

(Цитирую по видеокопии, которую снял с экрана, когда наша NTSI вела прямой репортаж (разумеется, телевизионщики хотели показать лишь начало процесса, дать полторы минутки, но мгновенно поняли: надо транслировать целиком!).

3.

- Досточтимый суд, - начал тихим голосом подсудимый. Русые волосенки на его голове подросли, стояли наивным ежиком, верхняя губка несколько осела, он сегодня был одет, как прежде, в счастливые дни, - в белый льняной костюм, правда, мятый, в голубенькую льняную рубашку. - Досточтимые господа прокурор, адвокат... все-все, собравшиеся здесь. Вы, наверное, хотели бы все-таки знать, почему я пошел на преступление... Я не склонен ни к каким излишествам - ни в еде, ни в винах... надеюсь, уже правоохранительные органы убедились - не купил себе ни коттеджа, ни дачи. Машину арендовал. Нет было на мне и сейчас нету ни золота, ни платины, даже серебра. Так куда я дел деньги, спросите вы? Извольте, расскажу.

Он отпил глоток воды прямо из горлышка ( ему подали через решетку из толпы маленькую бутылочку "Святой воды") и продолжал.

- Все дело в том, что я с детства рос среди некрасивых людей. Наша деревушка с названием Дыра располагалась возле карьеров Ц.-ского завода, где ночами светится руда, иногда слышится из подземелий гул - взрываются всякие ядовитые газы. Когда шли долгие дожди или быстро таял снег весной, вода из отстойников стекала в речки Красную и Черную - там всплывала вся рыба, а по берегам лежали мертвые коровы... Ну, да вы знаете, сколько таких мест в нашей прежде прекрасной зеленой Сибири. - Сентиментальный парень, он даже всплакнул и почему-то прошептал. - Бедная моя мама... Итак, вот. Наверное, по этим причинам в нашей местности народ рос некрасивый. Во-первых, малорослый, во-вторых, к десяти-пятнадцати годам лица становились желтыми, как у китайцев. Более или менее симпатичная девчонка была редкость - мы были уроды. Да взять одни фамилии - соседи у нас были Упыревы, Кривоносовы, напротив жил Грабежов... Мне еще, может, повезло - мы всего навсего Картошкины... Я тяжко я тосковал, мечтал, что когда-нибудь отсюда уеду...

Вдруг в напряженной тишине судья под пристальным взглядом прокурора опомнился и прервал молодого человека:

- В общем, вам захотелось красивой жизни. Я думаю, лимит времени нам не позволяет...

- Нет!.. - задышала толпа, пришедшая в зал суда. - Пусть говорит!

И защитник также удивленно заозирался:

- У нас что, конституцию отменили?! Он по закону имеет право говорить!

Правозащитница Куклина, которая, как мне рассказывали потом, все дни ходила вокруг администрации области, намотав бинт на рот (якобы ей не дают слова сказать) тут же вылезла перед телеобъективом и эффектно закрыла крашеные красные губы белым кашне. Но не дали ей покрасоваться в роли протестующей - судья закивал:

- Да ради Бога.. мне самому интересно...

- Окончив школу - а она была кривая, с зелеными окнами, с подпорками со стороны востока, так как ветер у нас дул с запада - я уехал учиться в институт, в город А., но и там не было красивых людей. Вокруг рудники, ямы, такие же, как и у меня на малой родине. И то ли вода такая, то ли магнитные поля, но все лица вокруг как в страшном сне... И я переехал сюда. Но и здесь, в банке, где после окончания института я стал работать, люди также были несимпатичные... может быть, по другой причине - магическая власть денег корежила их...

- Да он сумасшедший... - кто-то воскликнул в зале. Но на него зашикали.

- В самом деле, вот они сидят в зале, мои обвинители - они, возможно, не самые плохие люди в своей системе координат, но посмотрите на их лица... жаль мне их... где там волшебная русская красота? Достоинство поведения? Царственность походки свободного сибиряка? Всё бегом, все жадно, все с лапшою на шее...

- Он нас оскорбляет!.. - снова не выдержал тот же самый голос, который обозвал подсудимого сумасшедшим. Камера показала - это был вскочивший лысый с малиновыми ушами, надо полагать - директор банка. На него снова зашикали.

- Молчи, ворюга! Сам, небось, еще и не столько урвал!..

Покраснев вровень с ушами, директор банка тут же сел на место.

- И вот, приехав по делам банка в город Н., я совершенно случайно в гостинице вечером увидел на экране телевизора местную королеву красоты... Ангелину Алексеевну. И вот тут вы можете согласиться с господином директором - сошел с ума. Я подумал - умру, но хоть увижу ее... хоть постою рядом... Я еще тогда и не помыслить не мог, что она станет моей возлюбленной... - Подсудимый отхлебнул воды из бутылочки. - Извините... Я, конечно, знал, что женщины, как синицы или сороки, любят смотреть на то, что блестит. И купил себе пару костюмов. Нет, еще на свои деньги... И подстерег ее возле ее дома. Сказал: выслушайте меня. Сказал: я люблю тебя. Сказал: мне не жить вдали от тебя... Она рассмеялась. Вы видели ее фото - у нее улыбка такая, что тает лед во всех ларьках с мороженым вокруг. Глаза сияют - как у юных кошечек или у звезд над рекой в июле... Я не поэт, мне трудно рассказать, но я потом замечал - кто бы ни смотрел на нее, меняется в лице, словно и на него переходит волшебный свет ее красоты. Так вот, я спросил: могу ли я только видеть вас?.. иногда?.. Она сказала, что у нее вправду нет времени... все время фотографируется... демонстрирует платья... встречает в аэропорту с хлебом-солью глав иностранных государств и так далее. И все это, честно сказала она, за деньги, а у меня братишка болен... родители стареют... Я побежал прочь, вернулся, закричал: за каждые десять минут - тысячу рублей! Она еще раз рассмеялась, сказала: нет. Две тысячи!.. Три... Десять!.. Она нахмурилась: вы безумец. Я люблю вас, отвечал я ей.

Судья под злым взглядом прокурора кашлянул и забубнил:

- Ну, в общем, нам понятно... мы вас за любовь и не обвиняем, но...

- Да замолчи ты!.. - задышала, заволновалась толпа, и лже-диссидентка Куклина снова выскочила к телеобъективу, быстро охлестнув лицо белой лентой кашне. Но ей снова не повезло - в зале наступила тишина, молодой человек продолжал:

- Вы только не подумайте, что она купилась на деньги... Я ее одел в шелка и золото... но я ее не тронул... сидел рядом и за руку держал. Ну, целовались иногда... причем, это она меня первою поцеловала... поняла, видно, что на самом деле с ума схожу... Я ей стихи читал... Я был вполне счастлив без всего того, о чем мечтает любой мужчина возле такой женщины... Только предложил: давай хоть обручимся... может быть, когда-нибудь - через сотню световых лет - ты меня полюбишь... Она сказала: да. И мы обручились. И в ту ночь впервые были вместе... Могу сказать, как перед Богом... чтобы меня не упрекали блюстители нравственности... она уже не была... то-есть, ну, ладно... Ее бы просто не пропустили к трону королевы красоты все эти начальники ее города... Но она была невинна душой, именно как ангел. Я ей купил бриллиант у одного залетного негра... оказалось, что искусственный... пришлось срочно доставать деньги и заменять его... Она наивно спросила: он меняет цвет, да? Был сиреневый - стал зеленоватый... И вот так, за каждый миг я платил ей и судьбе... И под нынешний новый год мы должны были пожениться. Но этому не быть никогда. Если бы я был композитор, я бы сочинил разговор трех нежных скрипок о ней... если бы был поэт, сочинил бы венок сонетов, который набросил бы на ее золотистые волосы, и все бы ходили вокруг ее и читали, умиляясь ее красоте... Если бы был скульптор, я бы слепил ее тело из космической плазмы между Луной и Землей - и она бы там в космосе летала... Но я всего лишь Сергей Иванович Картошкин, человек, которому бог дал немного ума и очень много печали на сердце... Я ей рассказал про свою некрасивую маленькую родину... и... и когда я послал в тамошнюю школу вагон витаминов для роста детей, когда я послал им вагон компьютеров, когда послал вагон итальянского винограда, когда я послал мамочке моей и всем соседкам лекарства, чтобы у них на ногах вены не надувались больше, она, моя красавица, сказала: молодец... - Молодой человек вздохнул, посверлил пальцем лоб. - Но жизнь есть жизнь... и сама от денег не отказывалась...

- Еще бы!.. - вздохнул и весь зал. Но никто не прервал молодого человека.

- Но есть народная пословица: сколько веревочке ни виться... Вы меня поймали, Петр Васильевич, - подсудимый поклонился директору банка. - Вы меня посадите. Меня там убьют, выпытывая, где я спрятал деньги. Так вот хочу сказать, пока я живой и пока меня показывают по телевизору: у меня нет ни рубля, кроме вот этого костюма да плаща, который остался в отеле... впрочем, наверное, его уже конфисковали... Конечно, я мог бы сказать, что ваш банк, Петр Васильевич, - хитрый банк, через него вы перекачиваете бюджетные деньги... как-то вы устроились... и на проценты от этих громадных потоков живете. И то, что я взял, вы покроете за неделю... я подсчитал. Но факт есть факт - я украл двести тысяч. Так что прощайте. Дайте мне что хотите -пожизненную каторгу... расстрел... главное - нету больше на моей Родине моей любимой и прекрасной... дай ей Господи мужа красивого, такого же, как она... дай ей детей красивых... Кто знает, может быть, когда-нибудь они вернутся сюда, в наши темные и грустные края...

Молодой человек замолчал.

В зале суда зашумели, заговорили.

Телекамеры отключились.

И только через час было передано по всем местным каналам специальное сообщение: молодому человеку дали шесть лет тюрьмы строгого режима.

4.

Но история сия имела неожиданное продолжение. Наша красавица Ангелина, как любая русская женщина, тоскуя на далеком Западе по России и время от времени глядя передачи CNN, как-то случайно (судьба!) увидела на экране довольно размытый из-за пересъемок репортаж с кемеровского суда и, попросив своего импресарио немедленно ей привезти из России сибирские газеты за 28-29-30 октября, прочла со сладкой болью в сердце более или менее внятное изложение речи сибирского парня.

Ангелина побросала в чемодан самые свои шикарные платья, отпросилась у новых хозяев и полетела в Россию. Добравшись до Кемерова, пришла в банк "Феникс" (или "Финист"? Так я точно и не запомнил) и сказала ошеломленному ее красотой директору ( вскочив, он даже кресло на колесиках опрокинул):

- Если я вам верну деньги, вы подадите на пересмотр дела?

Директор восхищенно заблеял что-то, но, опомнившись, признался, что он не может этого сделать, ибо его просто снимут с работы.

Ангелина, обрастая на улице телеоператорами и зеваками, зашагала в местную прокуратуру. Но там, то ли завидуя до сей поры прославившемуся молодому человеку, то ли очередной камушек у прокурора в почке зашевелился по причине тайного и глубокого пьянства, однако означенный прокурор заявил королеве красоты, что она была как бы в сговоре с молодым человеком. Вывод: или она немедленно улетает за границу, и он, прокурор, закрывает на это глаза, или - если дама будет упорствовать - в связи с новыми открывшимися обстоятельствами по делу гражданина Картошкина она должна дать подписку о невыезде, однозначно сдав юстиции свой загранпаспорт.

В ответ Ангелина швырнула ему свой синий (служебный) загранпаспорт и снова вернулась в банк. Она захотела узнать, может ли в перевести со своего личного счета в Женеве сюда, в Сибирь, деньги? Оказалось, нет. Сибирский банк такие операции не проводит. Деньги в связи с финансовым кризисом можно перебросить через Внешторгбанк, затем через Сбербанк, где Ангелина получит только рублями по минимальному курсу. Причем, на это уйдет около месяца.

Но то ли красавица так сильно загоревала по своему милому, то ли характером оказалась крутая, как истинная сибирячка, но она предложила свои услуги в качестве фотомодели местным ателье и магазинам одежды. Однако там из-за все того же экономического кризиса ей могли дать только копейки. Тогда, как мне рассказал знакомый пройдоха-газетчик Илья Г., который бегал в Кемерове буквально по пятам Ангелины, - она пошла по богатым людям.

Новая Клеопатра дарила свои ночи молодым толстоносым парням с золотыми браслетами на ногах ( говорят, они это носят с недавнего времени, чтобы в случае гибели их могли распознать в морге - грабители, как известно, снимают золотые цепи с шеи и на рук), ездила под охраной бывших "афганцев" из одного коттеджа в другой. Обезумевшие от ее красоты графья и герцоги нашего времени осыпали ее долларами и бриллиантами, перстнями и пятисотрублевыми бумажками... За две недели Ангелина собрала двести двадцать тысяч долларов.

Этот знакомый газетчик подарил мне цветную фотокарточку, которую он сделал лично, - на ней изображена наша красавица - как раз только что вышедшая, надо полагать, с деньгами из очередного дворца в тайге. Стоит в туфельках на тяжелом каблуке, в красном мини, на плечах сверкающая белая шуба. На прелестном полудетском личике нет и тени раскаяния, смотрит на вас высокая, тоненькая, как будто искупалась в хрустальной воде - ее никто не лапал, глаза сияют... (А может быть, это в них ярая печаль горит?) Скоро, скоро она вызволит из тюрьмы своего странного и удивительного возлюбленного...

Хочу сказать, что особенно привлекало многих - и меня - в ней: это некоторая неправильность ее улыбки, легкая и милая асимметрия рта, как бы намекающая тому, на кого она смотрит, на их тайную близость. Но это - чуть-чуть, без перехода в низменное... Ибо она могла тут же и сурово глянуть, оскалив на секунду белые зубки, вмиг отстранившись и затосковав от всемирной пошлости людской.

А пошлости хватало - в одной газетке уже напечатали, что генерал ракетных войск подарил ей для поездок по городу лиловый "Феррари" с правами, которые в минуту ей оформил, а известный артист, получивший только что в Москве премию "Триумф", отдал ее - почти всю - за одну ночь с красавицей...

Кончилось тем, что А. А. Беляева принесла деньги в кожаном чемоданчике в банк "Феникс" ( или "Финист"?) и, небрежно бросив его на стол, поцеловала директора в лысину, после чего Петр Васильевич, вторично опрокинув кресло на колесиках, замычал в слезах, что преклоняется перед великой силой любви и лично просит суд ( на этот раз Верховный) отменить решение областного суда. И при Ангелине написал и отравил факсом смиренную просьбу в Москву.

И представьте себе, через полтора месяца, а именно 17 декабря сего года молодой человек был вызволен решением Верховного суда из-под стражи.

И они с Ангелиной расписались в кемеровском ЗАГСе.

Красавицу ждали на подиумах Парижа (оттуда прилетело уже много телеграмм!), звали в Лондон, а также пригласили в Москву знаменитые кутюрье Зайцев и Юдашкин. Наши патриоты выбрали Москву. Правда , в Москве, как поговаривают знающие люди, платят в десять раз меньше, чем за границей, но Ангелина почему-то наотрез отказалась возвращаться туда. Наверное, повлиял своими знаменитыми речами муж?

Кстати сказать, когда они прилетели в Москву, Сергею Картошкину прямо в аэропорту Домодедово представители трех издательств - "Вагриуса", "Изографа" и еще какого-то - предложили написать книгу о его любви, пообещав немыслимые деньги. Так получилось, я стоял рядом. Перед этим мы совершенно случайно познакомились с Сергеем в самолете. Узнав его в лицо, я робко предложил выпить шампанского за его счастье (Ангелина дремала в соседнем кресле)... Он засмеялся, и мы подняли бокалы. И вот когда в аэропорту к нему пристали издатели, он вдруг с улыбкой показал на меня: он напишет!

- Только без права получения гонорара! - воскликнул я.

- Ну, как хочешь, - великодушно кивнул он.

Так что, заканчивая свои короткие записи, хочу попросить редакцию журнала "Наш современник", которая, кажется, проявила интерес к этой истории, в случае публикации переслать гонорар по адресу: г. Москва, К-9, до востребования Картошкину Сергею Ивановичу. Другого адреса они мне из суеверия пока не дали...

А что происходит в нашем городе? Под Новый год из всех открытых в снегопад окон, во всех парках и ресторанах с мигающими лампочками с утроенной силой загремела песенка про сибирячку Ангелину. Да я и сам порой, когда жить не хочется, бормочу простенькие слова этой песенки - и некий волшебный свет загорается передо мной:

Ангел, Ангел, Ангелина,

унеси меня на небо,

иль верни меня на землю,

поцелуем умертвив...

Буду я лежать под ивой

хоть и мертвый, но счастливый,

Ангел, Ангел, Ангелина -

мой божественный мотив!

 

 
: Органон
: Литературный журнал

©
Василина Орлова
Василина Орлова

  дизайн : Семён Расторгуев , 2008
размещение сайта: Центр Исследования Хаоса