Органон : Литературный журнал
 

поэзия
Блогосфера Органона

 

Свобода выбора. Часть 1
15.06.2009 :
ВЯЧЕСЛАВ ПРОТАСОВ

 

если
у  незнакомой  дороги…

если у незнакомой дороги

на ветке

      кряжистого дуба

сидит Соловей-разбойник

и прилежно свищет

мешая пройти  и проехать

не раздумывай ни секунды

это –

т а   с а м а я   дорога!

в   л ю б о е   в р е м я

летом ты –

совершеннолетняя

зимой –

совершеннозимняя

с вечнозелёной листвой

с  мягкими иглами

моё любимое дерево

человеку необходимо…

человеку необходимо  р о д и т ь с я

чтобы задохнуться однажды

от счастья

и  у м е р е т ь

чтобы  перевести  наконец  дыхание

к о г д а   я   п р о х о ж у …

когда я прохожу

мимо старинных зданий

и трогаю ладонью

                 потемневшие камни

я думаю о том

что будут говорить о нас

                       лет через двести

вспомнят ли нас

как  с т а р ы е

д о б р ы е

в р е м е н а?

с о л о в е й  р о з а  и  у л и т к а

не дождавшись конца этой ночи

соловей

стал разучивать новую песню

с любопытством

изредка глядя на звёзды

роза

томясь ожиданием

вновь задремала

красиво свернув лепестки

и только улитка

спешит

      задыхаясь от встречного ветра

чтобы успеть перейти до рассвета

лунную дорожку в саду

лучшее время

лучшее время жизни – детство

лучшее время года – осень

осенью становится ясно

                          без колебаний:

лучшее время жизни – детство

п  р  и    в  с  т  р  е  ч  е

я хотел бы спросить

у того Кто Создал Этот Мир

но не о  с р о к а х

исчисленных нами

     с достаточной степенью точности

и не о  ц е л и

почти установленной

                               нашими умниками

я спросил бы

приветливо глядя при встрече в глаза:

–  ну здравствуй Старик 

к а к   д е л а ?

в   п р о в и н ц и а л ь н о м
                                           г о р о д е

I

на этой улице

живёт Неразделённая Любовь

вот – дом её

увитый диким виноградом

вот – дверь

ключи на дне засохшего колодца

а вот – лицо её

застывшее

за ржавою решёткою окна

II

по этой дороге

всегда на рассвете

возвращается с песенкой летней

синьора Счастливая Любовь

в правой руке её – сонная роза

левая – весело мчится по воздуху
губы её перепачканы соком вишнёвым

юбка её – ах боже мой! –

                                  постоянно измята

адрес её никому неизвестен

если вы даже припрёте к стене

                            городских почтальонов

вряд ли узнаете что-нибудь определённо

нет – говорят –

и вообще у неё никакого нет дома

да – говорят – а вчера её видели спящей

в саду возле тополя

                               третьего с краю

впрочем

вы можете встретить её на рассвете

здесь на этой дороге

узнать-то ведь проще простого:

в правой руке её сонная роза

левая весело мчится по воздуху

губы её перепачканы спелыми вишнями

юбка её – ах боже мой –

                                  постоянно измята…

 

о  к  е  а  н  с  к  а  я     п  о  ч  т  а

напишу тебе

совсем короткое письмо

такое чтобы ему было просторно

в пустой бутылке

тёмно-зелёного стекла

…буду слушать

чем это недовольна волна

покидая берег

передразнивать чаек

вспоминать о пустяках

и глядя в море

с нетерпением ждать ответа

 

в  о  п  р  о  с  ы   и   о  т  в  е  т  ы

      – а ты меня не разлюбил? –

да что случилось с именем твоим –

весь день неумолкающих два слога

за мною ходят по пятам

издалека –

трибуны и турбины не стихая

и тоже об одном –

                            заветные два слога

сойти с ума!

мне свет уже немил

да что же за напасть такая –

одно из тысячи имён…

 

     – а ты меня не разлюбил? –

э г о и з м   л ю б в и

если эта непостижимая

                                  Вселенная

начнёт однажды сужаться

с каждым мгновеньем

становясь всё меньше и меньше

то в конце концов

останутся только двое –

ты

      и

          я  –

неделимые

несокрушимые частицы

                                 Вселенной

 

неправда ли моя радость?

к о м м и в о я ж ё р

семь железных сапог

                             истоптал

семь железных посохов

                                     стёр

семь железных рубах

                              износил

 

ходит по свету в железных обносках

торгует тончайшим батистом

и мягкими соболями

 

распахнуты настежь

                             ворота…

распахнуты настежь ворота

открыты все окна

отброшены шторы

и сорваны двери с петель

в сырых и угрюмых подвалах

по солнцу повисло

но тем не менее

неумолимо увеличивается

количество тайных мыслей

на душу населения

м и р    о б я з а т е л ь н о

                         с п а с у т . . .

мир обязательно спасут

могучие мозги мыслителей

и нервы оголённые поэтов –

я это знал всегда

а если забывал

среди тревог

               раздумий

                           и сомнений –

всегда об этом помнили цветы

берёзы

пчёлы

соловьи

и носороги

и дети на руках у матерей

п е р е л и в а н и е   к р о в и

разлучить нас –

всё равно что взять и отменить

самый главный закон природы

заодно и все остальные законы

 

экстерном мы сдали экзамены в школе

где учат забывать прошлое

над моим столом

аккуратно прибита похвальная грамота

…а вчера в рыбном отделе

в какой-то длинной и нервной очереди

я почувствовал вдруг

как в меня – капля за каплей –

переливается твоя кровь

горячая нетерпеливая

она слегка покалывала вены

испуганный

            я бросился сломя голову

на улицу

чтобы предупредить тебя

но меня остановили прохожие

– чудак – сказали они –

постарайся успокоиться

в этот миг

твоя кровь капля за каплей

капля за каплей

наполняет её аорту

и уже совсем близко от её сердца –

 

вот и попробуйте нас разлучить!

во-первых –

это всё равно что отменить все законы

                                                     природы

а во-вторых –

слишком много испорчено                  

                                         крови…

 

с  в  о  б  о  д  а     в  ы  б  о  р  а 

этот точильщик  невозмутим и спокоен

искрами брызжет упругое тонкое лезвие

может вонзиться легко

в тёплый хлеб на столе

может  легко перерезать  поющее горло

 

я знаю одну очень весёлую…

я знаю одну очень весёлую

и одну очень печальную песню

этого вполне достаточно

чтобы не страшась одиночества

говорить людям правду о них

в глаза

в  с  я     ж  и  з  н  ь

детство кончается

когда узнаёшь

что заветная роща за оврагом –

это пятьсот кубометров древесины

юность кончается

когда понимаешь что впереди

                               ещё тысячи дел

более важных

чем счастье всего человечества

кончается всё –

условно называется зрелостью

когда перестаёшь верить

в своё собственное бессмертие


…из-за угла

уже не прячась

в густой тени деревьев

спешит навстречу

неулыбчивая старость

п р я т а л и   о т   д е т е й …

прятали от детей

далеко и надёжно

а они и вовсе без спичек

научились легко

                    поджигать дома

и  з     м  о  н  о  л  о  г  а 

            – не будет чуда


ведь в конце концов вы скажете:

всё объясняется

                        довольно просто

и объясните всё

                        довольно просто

отныне – никаких чудес!

рубаху скину прочь –

рубцы от страшных ран

запёкшиеся

            грязные плевки на коже

ладони протяну  –

и дырки на ладонях

              неубедительно?

тогда – вот годовой абонемент

на лекции по атеизму

а с меня –

               довольно!..

 

у р а г а н

                  с   т в о и м   и м е н е м

сейсмологи Японии

дыханья затая

следили в эту ночь

за стрелками приборов

как всегда –

           ничего нельзя было изменить

как всегда –

       только предупредить

о надвигающейся опасности

и ждать…

        ждать…

                ждать…

и назвать ураган твоим именем

…в эту ночь

на спящих островах Японии

были отмечены

оглушительные толчки

моего сердца

м а л е н ь к а я   п о п р а в к а

…долго летели

                   навстречу друг другу

встретились

                   в небе над садом

когда смертельно уставшие

мы уснули в саду

ты – на моём плече

я – руку положив тебе на грудь

весёлый садовник

сама простота

насвистывая что-то из Моцарта

обрезал нам крылья

                садовыми ножницами

а к яблокам ты не притрагивалась

яблоки были и вовсе зелёные

 

р  а  с  к  а  я  н  ь  е

– был бы у меня ещё один брат

такой же как Авель

русоголовый и смешливый

как одуванчик

мы ни на миг бы не расставались –

за столом

в поле

в саду –

засыпая и просыпаясь

о д н о в р е м е н н о!


…ах был бы у меня ещё один брат

 

о  т   и  с  т  о  к  а    –

                         к    у  с  т  ь  ю

река Печаль

впадает в море Скорби

подумать только

что всему начало –

едва заметный ручеёк Разлуки!

г  и  п  о  д  и  н  а  м  и  я

для здоровья

очень опасно

очень долго стоять на месте

лучше – идти

даже неверной дорогой

даже к краю пропасти

даже бездонной

ч т о – т о   к л а с с и ч е с к о е

я не знаю

красиво или нет быть знаменитым –

я никогда им не был

 

не помню

желал ли когда-нибудь славы

громокипящей –

 

может быть только однажды

когда смотрел

как ты перелистывала томик стихов

очень знаменитого

прославленного

поэта

 

с завистью смотрел

как блаженная улыбка

без страха заблудилась в твоих губах

 

к а к и е   т а й н ы . . .

какие тайны!

 

я знаю как гаснет свет в твоём окне

и как зажигается вновь

 

какие тайны

можно сохранить

между двумя вспышками огня

 
о  б  ъ  я  в  л  е  н  и  е    1

требуется  а н г е л  на полставки:

любить

не сходя с ума

творить добро

с оглядкой

падать

на заранее подстеленную

соломку

л и ч н а я

т о ч к а   з р е н и я 

ничего не собираюсь доказывать

просто этот невзрачный

                             огрызок яблока

мне показался

несравненно изящней

того червяка

что победно глядит

из его сердцевины

 

о б ъ я в л е н и е  2

меняю:

одиночество

в хорошем состоянии

с ошейником красивым

мёртвой хваткой –

на первую бродячую дворнягу

с бездомной нежностью

в растерянных глазах

о  ш  и  б  к  и

ну ошибся

подумаешь беда!

людям свойственно ошибаться

говорю беспечно

сейчас начну исправлять ошибки

после завтрака и начну…

или завтра…

или –

         никогда…

 

вы только взгляните – сколько их
всё равно всей жизни не хватит

чтобы исправить эти вздорные

эти нелепые

эти дурацкие ошибки

 

– горбатого могила исправит –

говорите раскачивая указательный палец

перед самым носом

 

я виновато соглашаюсь

и ухожу прочь

делать новые

               непоправимые

                                ошибки

 

л и н и и   н а   л а д о н я х

я беру в руки твои ладони

я изучаю линии на твоих ладонях

вот они –

прямые ломанные прерывистые

самые разные и непредсказуемые

 

вот эти две –

линия счастья и линия жизни

такие длинные

что даже не умещаются на ладони

 

а эта совсем коротенькая –

линия нашей любви

 

– значит ты меня скоро забудешь?

– нет ни за что! – это ты говоришь

и неистово трёшь друг о друга ладони

перепутывая и без того запутанные

непредсказуемые линии

 

о б ъ я в л е н и е  3

сниму земной шар

для временного проживания

 

можно и без особых удобств:

вулканы

       землетрясения

                   лесные пожары…

 

но убедительная просьба:

без друзей и любимых

не предлагать

 

в р е м я   н е у м о л и м о …

время неумолимо

 

если в досаде ли

                        в ярости ли

сломать и отбросить часы

время продолжает идти

                                и идти

 

свидетельствую:


всегда в одном направлении

непроходимыми тропами

за глухими стенами

за ржавыми засовами

 

наше время

 

 

 
 
: Органон
: Литературный журнал

©
Василина Орлова
Василина Орлова

  дизайн : Семён Расторгуев , 2008
размещение сайта: Центр Исследования Хаоса