Органон : Литературный журнал
 

поэзия
Блогосфера Органона

 

Без пружиннадцати циферблатцать
16.08.2007 :
ЛЕВ ОБОРИН

 

***
Между колдобин, лежащих кругом,
Как следы от очков на носу близорукого -
Я стою, и, должно быть, служу маяком
Самолетам, летящим в Быково и Внуково,
Ибо, кроме меня, все ложатся спать,
А часы на стенке готовы сломаться:
Перед ними дилемма - вперед или вспять,
И на них без пружиннадцати циферблатцать.
Но зато надо мной, высоко, в небесах,
Бродит фауна гончих псов и кошек,
И сквозит понимание в звездных глазах
Медведицы, больше похожей на ковшик -
Потому что ее не одна рука
Омедвеживала, разрезала кусками,
Но медведица здесь простояла века,
Так и я здесь буду стоять - веками.

ноябрь 2002


***
Время уже обгоняет меня.
Мимо кустов, запыленных с краю,
Ритма дыхания не храня,
Я с отставанием пробегаю.
Я начинаю теперь понимать:
Лучше оставить свои попытки,
Так как надежда его догнать
Напоминает надежду улитки.
Я останавливаюсь, дышу.
На беговую плюю дорожку.
И ничего не произношу,
Просто живу себе понемножку.
Слушаю и смотрю. Тишина,
Только колотят виски настырно.
Золото, серость, голубизна -
Небо застыло. И все застыло.
Заперты все замки на дверях.
Спрятались даже собаки в конуры.
Капли, созревшие на ветвях,
Сосредоточенны и понуры.
Сердце никак не уймется в груди -
Сразу не успокоишь, не вынешь.
Но и не нужно того - впереди
Время, похоже, пришло на финиш.
Быстро вокруг оглядеться, чтоб
Что-то еще увидеть - однако
Лишь чужеродное слово "стоп"
На середине дорожного знака

апрель 2004


20 ВЕК PAST

Ты выйдешь на кухню и в чайник нальешь воды.
Потом обожжешься и схватишься за волдырь.
Ты будешь стоять с неподвижным лицом у окна.
По радио скажут, что началась война.
Ты выключишь плитку необожженной рукой.
По радио скажут, что снова мир и покой.
Ты сядешь за чайный столик, убьешь комара,
Посмотришь в окно на антенны и флюгера,
И чашка от крепкого чая станет черна.
По радио скажут, что началась война.
Ты ясно себе представишь глаза людей,
В которые входит свет непонятных огней,
И жизнь перед ними проносится в виде ином,
В значении главном, неявном и коренном:

О эти чудесные трудности и бега,
Смешные невзгоды и милая маета!
Молочные реки, кисельные берега,

Цианистый калий, синильная кислота.


июль 2004


БЫСТРОКРЫЛЫХ ВЕДУТ КАПИТАНЫ

Lucy in the sky with diamonds

Как доказывают самолеты,
И железо умеет летать.
И поэтому нам для свободы
Неземная дана благодать.
И поэтому даже не крылья
Обеспечат нам светлый успех,
И поэтому наши усилья
Не сравнимы с усильями тех,
Кто задолго до первой годины
Покорял неизведанность дыр
И уже в перископ пуповины
Потихоньку заглядывал в мир.
Но обычных земных постояльцев
Положить заставляет наш риск
Целый лес указательных пальцев
Силуэтом на солнечный диск.
Потому что прекрасно плескаться,
Словно в море, в воздушных мирах.
Если что заставляет спускаться -
Это только болезненный страх:
Страх пропасть между "как-то" и "где-то"
Или сгинуть в густой глубине…
Засыпай и не думай об этом.
Все болезни проходят во сне.

октябрь 2004

РАЗМЫШЛЕНИЯ НА ПРОТЯЖЕНИИ ДНЯ

I.
Как это все уместить в одной голове?
Звуки, слова, как по лестнице, скачут козою.
Я выхожу на утро, словно ловец,
Один на чудовищ древнейшего мезозоя.
И распахнется окно, ощущая зуд –
Будто рывками ставя на воздухе метки.
Тюбик сожмется, и в комнату листья вползут.
И беспорядочно солнце нарежут ветки.
Мертвые вещи и связи живое порвет.
Ростки пробиваются сквозь глинозем в овражке.
Когда-либо станет ненужным и то, что живет:
Только игральные карты родятся в рубашке.
Все распласталось, легло на плоскость стола,
Все, что я осязаю, слышу и вижу.
Если зайти с немного другого угла,
Выглядеть будет объемнее.
Но не ближе.

II.
В пустотах оконной рамы двойной
Из линии взгляд отрезком не стал.
На сердце хороший лежит перегной –
Как я вырастал, так он нарастал.
От многообразия не устать,
Но трудно – привычно, день ото дня, –
Текучесть с этапностью сочетать,
Сводить элементы воды и огня.
Так рельсы извились, подобно змее –
Нельзя разрубить, разорвать, раскричать.
Но шпалы, лежащие в колее,
Обязаны что-то обозначать.

 

***
Наведи мне в глаза мосты,
Затонируй их, застекли.
Я один из самых простых
И понятных людей Земли.
Все сегодня раскрыто так,
Как в приемной врача журнал.
Кто-то будто встал за верстак
И рубанком все обкарнал.
Только прозой могу сказать,
Перед ритмом падая ниц.
А в стихах не могу связать:
Нету пряжи, и нету спиц.

август 2002


УТРО В СОСНОВОМ БОРУ

Наступает утро в чудесном бору сосновом.
Медвежата сидят у корней и ищут коренья.
В мире все и всегда упирается в корень, в основу.
Все имеет корень - от зуба до уравненья.
Например, картина, - казалось, уже оживает,
Но мы слышим вдруг разъяснительную тираду,
И немедленно в поле зренья рама вплывает,
А за ней - стена, экскурсовод и ограда.
И тогда наш разум, веленью себя же покорен,
Понимает, что бор и утро - все это угасло.
Нет медведей и сосен, но есть неприступный корень:
Перед нами холст. На холсте находится масло.
Но бывают и корни, вверх уходящие, к звездам,
Не per aspera, а через то, что выше латыни;
Известно давно, что все умирают рано иль поздно,
Но корень растет в то время как тело стынет.
И значит, все дело тут не в освенцимах или смершах,
А в банальном прогрессе, обязанном повторяться:
Когда с миллионов планет отлетают души умерших,
Они заставляют Вселенную расширяться.
Но там, внизу, на Земле, в бору наступает утро,
Бегут медвежата - кто медленней, кто проворней,
А старые смотрят на них, остерегая мудро,
Но молодые взбираются снова на корни.

июль 2003

***
Поименуй меня, назови,
Имя мое - это бремя и пламя.
Я не прошу никакой любви,
Просто проговори губами.

Произнеси, появи на свет,
Вызвучь законченность очертаний, -
Ибо другого выхода нет,
Кроме волшебной твоей гортани.

апрель 2005

КРУГОВОРОТ

Ударяясь об лед,
Ощущаем ли мы его холод?
Будет он от удара расколот
Или выдержит нас и вберет?

Совершая облет
Над последними рубежами,
Понимаем, куда убежали
Те года, что никто не найдет.

Реки вьются внизу.
Пролетают березы и ели.
До неведомой параллели
Облака водный груз везут,

Затемняют глаза,
Нарушают пропорции света.
Наступает холодное лето.
Наступает над миром гроза.

И, врываясь в желе,
Смесь воды с молоком, с облаками,
Мы летим дождевыми шарами,
С каждой каплей - к земле.

июнь 2004

***
И, хотя это все не ко времени,
Налетели ветра, унесли.
Время года, сотки на ковре меня,
На земле меня расстели!
Чтоб на плоскости, без неловкости
Снова пальцы в траве укреплять,
От земли ощущая тепло в кости
И в крови, и в плоти - опять.
Даже месяцы, годы, столетия
Убеждают, что это на днях:
И деревья, и их соцветия -
Ты же помнишь - река в ветвях.
Потому что все это развеется,
Не останется ничего,
Кроме как на свиданье надеяться,
Пусть всю жизнь не дождешься его -
Повторяя, пока без желания
На глазах не застынет слюда:
До свидания, до свидания,
До свидания, до свида--

Осень пасмурное молчание
Надо куртку уже не тепло
Кроны празднуют обнищание
Листья падают солнце зашло

сентябрь 2003

РУКОВОДСТВО К ПОГРУЖЕНИЮ

По ночам
Альтруисты стыдливо думают о себе.
По ночам
Потерявшие ноги думают о ходьбе.
По ночам
Все солдаты хотят не вспоминать о стрельбе.
По ночам
Я лежу на кровати и думаю о тебе.

По ночам
Под огнем от ракеты плавятся города.
По ночам
У подростков во сне пробивается борода.
По ночам
В незавернутых кранах пытается жить вода.
По ночам
Часто мысли приходят: "Завтра иль никогда".

По ночам
Те, кто видят жизнь в негативе, ждут белизны.
По ночам
Стены комнаты далеки, но на деле тесны.
Постучав,
Ты приходишь ко мне в окно ароматом сосны
По ночам -
И я больше не вижу дурные сны.


Погляди -
Распахнется калитка от легкого ветерка.
Ты найди
Свою цель - она вовсе не так далека.
Заходи
И иди, огибая стволы деревьев, пока
Впереди
Не увидишь в глазах моих за окном огонька.

Не кричи,
Чтобы он не зажег случайно владений лесных,
Не молчи,
Чтобы он не погас, захлебнувшись беззвучьем весны.
Постучи
И войди незаметно в окно ароматом сосны,
Чтоб в ночи
Я уже никогда не видел дурные сны.

апрель 2004

 
 
: Органон
: Литературный журнал

©
Василина Орлова
Василина Орлова

  дизайн : Семён Расторгуев , 2008
размещение сайта: Центр Исследования Хаоса