Органон : Литературный журнал
 

поэзия
Блогосфера Органона

 

Последний помидор в рассоле
20.09.2007 :
ИРИНА МАМАЕВА

 


БЫТИЕ (диптих)

1.

Корове села бабочка на нос.
Корова глаз скосила еле-еле.
И неожиданно во всём коровьем теле
Какое-то блаженство разлилось.

И солнце то же, небо не синей -
Совсем ничто не изменилось в мире...
Но даль корове показалась шире.
И стать безрогой захотелось ей.


2.

Коровьим пастбищем спуститься до реки.
Упасть в траву. Увидеть облака.
Стерпев щекотку, не согнать с руки
Неосторожно дерзкого жука.

А вечером сидеть и щи хлебать.
Смотреть, как бабушка замешивает тесто...
Как же на свете жить-то интересно!
И над тарелкой тихо засыпать.

1998г.


ЧЕРЕМУХА

Черемуха везде цветет.
И кажется, что с краю света
Черемуховый пароход,
Смеясь, отчаливает в лето.

Как с белой палубы дымы -
Снопы черемуховых веток.
На этом пароходе мы,
Смеясь, отчаливаем в лето.

1999


О СУТИ ВЕЩЕЙ

"Кукурузник" небо прочертил,
Опустился в поле васильковое,
Тонкой жестью легких своих крыл
Внес он в этот край частичку нового.

Пассажиры до села бредут,
Два пилота курят, отдыхая,
А вокруг по-прежнему цветут
Травы, "кукурузник" обступая.

Был он птицей серою, летал,
Прилетел - опять махина ржавая.
Кобылица рыжая, и та
Обошла сторонкой, в травах плавая.

1995г.


******

Закат.
В лучах все золотое:
Стол, стены, вилки, кружки, склянки.
Последний помидор в рассоле,
Как золотая рыбка в банке.

Лежит, надтреснута немножко,
Беспечно так закрыты глазки…
А я уже тянусь за ложкой.
А я уже не верю в сказки.

1993г.


ПРОВОДНИК

Тройною силою копыт
Под радугой-дугою -
Чу! - тройка у ворот стоит,
И всякое такое.
Ямщик - забавный мужичок -
Он мне рукою машет:
- " Эгей! Садись на облучок,
Все наше будет наше!
Меня, знай, Фридрихом зовут.
Поэт я из поэтов.
А что седелка и хомут -
Так ты молчи об этом.
Los, los! Работайт! С шага - в рысь.
Люблю вот их - с копытом.
Кругом машины, что за жизнь?
А лошади - забыты."
Промчалась тройка по селу,
И дальше полетела.
И разглядела я стрелу,
Торчащую из тела.
Но Фридрих молвил:
- "Пустяки.
Отравлен я познаньем.
Я вижу все. Зато - с руки -
Ваяю мирозданье.
Я мог б остаться ямщиком,
Мне б легче - по дорогам,
Но с эгоизмом не знаком -
Приходится быть богом.
Ведь в человеке тварь с творцом
Безмозглый дурень сляпал.
Вот расплести кошмарный ком -
И все, и дело в шляпе.
Имей же волю и твори.
Твой путь, ты знай, искусство!
Из боли мысли до зари,
Рожай из боли чувства.
По-матерински отдавай
Им совесть, рок и сердце.
А что мораль? Не замарай
Свое в себе доверься.
Мне как-то Рихард говорил
С весело-важной миной
(Хватал вино, все пил и пил,
И лил на пианино):
- "Слова без музыки ничто.
Без личности. Без страсти.
И без театра. Движет все
Что, Фридрих?"
- Воля к власти. Добавлю:
Кони,
Ветра вой,
Вой русского пропойцы.
И песни, песни под дугой -
Звените колокольцы!"
- "Но, Фридрих, что тебе поля,
Россия, сенокосы?"
А Фридрих: "Но ведь все - земля.
Ты глянь-ка под колеса.
Гляди, гляди - внизу Китай,
Япония за морем:
Земля моя, мой дивный край -
Край радости и горя.
Пространство, время - не закон.
Будь шире. Будь повсюду.
А что фотон, что фаэтон -
Лети! силен покуда.
Будь гражданином всей земли.
Будь всем на свете другом".
... А кони ржали и несли,
Мешая север с югом...
Что тройка - птица, знала я -
Пусть знают и японцы!
А пристяжная чалая
Нацелилась на солнце...
Весь мир легко в себя вдохнуть,
С любой травинкой сжиться.
Но где же вожжи натянуть?
Где нам остановиться?
Копыта вязнут по грязи -
Российские дороги.
Вези, лошадушка, вези
Карету, сани, дроги.
Пусть по колено семь морей.
Пусть нипочем болота.
Летите тыщи лошадей
В моторах самолетов!
Россия, милая моя! ...

1998г.


Глиняные ангелы

Когда мне надо тебя или шоколада,
Когда университет я прогуливаю невинно,
Я леплю одного толстого и смешного,
Другого грустного
Ангелов
Из глины,
Но я боюсь их обжечь,
Они маленькие - их надо беречь.

Один корчит мне рожи, другой говорит: Негоже,
Играют в прятки, прячутся за гардины,
Я люблю одного толстого и смешного,
Другого грустного
Ангелов
Из глины,
Но я не могу решить,
Какого тебе подарить.

1996


СЕРАЯ ЛОШАДЬ

Моя любимая серая лошадь,
Ноздри, в которые можно вдохнуть весь мир,
В небесной речке гриву полощешь,
Теплая и мягкая, как кашемир.

В ногах твоих завсегдатаем буря,
Захлебываясь обыкновенною черной землей,
Cheri, без звезды твоего лба неба не будет,
Правда, ты навсегда со мной?

Можно, я буду твоим жеребенком-радостью?
Я ни о чем не хочу думать, ничего не хочу знать,
Лишь одно: у тебя в ресницах тоже радуги,
И ты, как я, боишься, споткнувшись, упасть.

1996г.

 
 
: Органон
: Литературный журнал

©
Василина Орлова
Василина Орлова

  дизайн : Семён Расторгуев , 2008
размещение сайта: Центр Исследования Хаоса