Органон : Литературный журнал
 

поэзия
Блогосфера Органона

 

Он обо мне дышал
03.10.2008 :
ДАНА КУРСКАЯ

 

* * *
И вот когда ни один пасьянс не сошелся,
Когда все узелки сами собой развязались,
А волшебный орех кракатук так и не раскололся,
А друзья разошлись по домам, а враги разбежались,

И когда я почти что устала (синоним - "смирилась")
Вызывать то небо, то землю на поединок,
То пошла по проспекту, а после остановилась
Возле церкви, чтобы зашнуровать ботинок.


* * *
Бойся меня, о хлебе просящую.
Бойся меня, дары приносящую.
Бойся меня - взлетевшую, павшую.
Бойся меня, от боли уставшую.

Бойся, когда я в автобусе еду.
Бойся, когда отмечаю победу.
Бойся, когда я снимаю колготки.
Бойся, когда задыхаюсь от водки.

Бойся, когда я надрывно смеюсь.
Бойся, когда я кричу, что напьюсь.
Бойся меня - и не сможем расстаться:
Я в одиночку устала бояться.


* * *
Пыталась, дура, с Богом разговаривать. Объясняла ему что-то про тяжелое детство. Показывала цветные слайды, где еще и бантик на макушке, и дедушка рядом. Говорила, что с детства кошек не любила, что боится с балкона вниз свешиваться. По секрету поведала, что подозревает солнце в невечности. Радовалась, что снега в столице нету, прыгала от счастья - домой скоро. Бутылки демонстративно со стола на пол скидывала. Кричала, что курит только по пятницам. Твердила, что всё равно одна не останется. Загибала пальцы: "Таня, Лешка, Ларка, Сережа...", звонила кому-то нарочно по выключенному мобильнику. Уверяла, что всем нужна, проверяла почту. Увидев "Писем нет", злилась: "Это просто мейл не работает!" Замолчала, забилась в угол, притихла окончательно. В дверь позвонили. В глазах - надежда. В душе - всепрощение. Квитанцию за разговоры с небом принесли. Расписалась в получении.


* * *
Подпиши мне на память, что ли, хоть сборник стихов,
Чтобы я могла хвастаться: "Он обо мне писал!"
Чтобы я друзьям показывала этот сборник - видите, мол, каков!
Чтобы у меня не было стимула снова рвануть на вокзал...

Подпиши мне свой сборник, поэтический профессионал,
Мне, ничего не добившейся, но с детства мечтавшей о славе,
Чтобы я могла плакать: "Он обо мне дышал!",
Чтобы я кричала о твоем таланте на самой высокой октаве.

Подпиши, чтобы я перечитывала, летом в зимнее прячась пальто,
Если не через месяц, то значит, гораздо позже:
"Спасибо за поддержку, дорогая Не-Помню-Кто!
Успехов тебе! Твой кумир. (Телефон всё тот же)".


* * *
Когда на Малой Бронной тает снег,
Я начинаю верить, что повешусь.
Я на Земле - всего лишь Человек,
И даже этим мартом не утешусь.

Ты помнишь, - год назад почти такой же март,
Совсем другая я и вкус другого пива...
...Ты движешься вперед, а я иду назад.
Я - ВСПОМИНАЮ всё, ты - ПОМНИШЬ без надрыва.

Я в этот прошлый март ныряю с головой.
Я архаична, что ж... А ты - почти новатор.
И ты уже ушел, оставив за собой
Весну, тоску, любовь и длинный эскалатор.


Ведьма

Заманивала мальчика в пряничный домик.
Притворялась доброй белочкой -
сгрызла все фисташки в его квартире.
Разбавляла водку клубничным сиропом.
Говорила "солнышко", говорила "надолго".
Целовала в губы, а чаще - в шею.
Танцевала ночью под его балконом.
Иногда хищно смотрела на молодое тело,
Думала - жаркое сделать или так зажарить.
Гладила по голове, рассказывала сказки.
Шептала "поверь в меня, сделай меня чище".
Смеялась: "Я лучше знаю, глупый, я старше".
Точила ножи, - врала, что бандитов боится.

а когда мальчик просек, в чем тут дело,
Заплакала, обнажив длинные острые зубы:
"Не уходи, не бросай меня, видишь, - я, правда..."
"Не беспокойся, я останусь", - сказал мальчик,
собирая вещи в большую сумку.


Охраняющие

Видишь тень, крадущуюся по стене?
Слышишь неясный шепот над самым ухом?
Эти мои глаза ты прежде видел - помнишь - во сне?
Я прихожу к тебе в сумерках синеватым духом.

Подобные мне каждую ночь обходят ваши ряды
И вызывают затем грозу, для того лишь, чтобы
Дождевою водою смыло наш запах и наши следы.
Иногда мы прячемся в водостоках. Мы любим трущобы.

Вы охраняете сон тех, кто давно лежит.
Но боитесь каждого шороха в пустой комнате.
Даже свои года вы считаете как этажи.
Вы твердите что всё забыли именно потому что всё помните.

Но чтобы успеть остановить занесенный топор беды,
Чтобы дети не вздрагивали ночью от скользких кошмаров -
Вот потому-то мы заметаем свои следы.
Потому-то и стелемся тенями по тротуару.


* * *
Заржавела старая солома.
Волшебство - не в моде. Это плюс.
И меня опять вчера из дома
Выгнал старый муж мой - Урфин Джюс.

Я не верю ни зверью, ни людям.
Вот друзья, они же и враги.
...О, великий и могучий Гудвин!
Подари мне, дурочке, мозги!!!


* * *
...Когда-то давно, когда на Земле еще не было жизни, я бродила по заброшенным дворам и умывалась песком в детских песочницах. Я взлетала на старых качелях со двора прямо в космос и глазела на звезды как на стеклышки в калейдоскопе. Я плавала в заброшенных карьерах и отогревалась на песчаных пляжах, закутавшись в полотенце с надписью "Пепси-Кола".
...Я, конечно, тогда много пела. Потому что некому было мне подпеть, оттого никто не испортил бы моих песен, кроме Ветра. Я гуляла по крышам, не боясь поскользнуться. И пила кофе в пустых мансардах. А пищей мне служила морошка, которая, как и я, росла сама по себе.
...В те годы я была Твоей Первой и Единственной. Не потому что ты любил меня, а потому что кроме меня вообще никого больше не было.


* * *
Поверь в меня. Открой мне дверь.
Закрой на ключ. Замок проверь.
Замку поверь, как верит дверь.
Открой меня. Меня проверь.

И никогда не забывай.
Почаще в рюмку наливай.
Не забывай, не разбивай.
Но наливай, не запивай.

Запой скорей про май, запой.
Запой скорей про мой запой.
А всё, что знал - закрой и скрой.
Допей за нас. Про нас допой.


* * *
...Папа, мне тоже бывает одиноко. Не берусь утверждать наверняка, но порой мне так же холодно, как и тебе сейчас. Не знаю - кому из нас больше повезло, тебе или мне. Знаю только, что за окном, кажется, по-настоящему началась осень. Осень, которую ты вряд ли видишь. Осень, которую я точно чувствую.
Не верь, если тебе скажут, что я плохо тебя помню. Каждую родинку твою помню. Каждую интонацию твою вспоминаю, как нищий, считающий последние копейки.
Не верь, если тебе покажется, что я живу не так, как ты хотел. Именно по отцовому веленью, по папиному хотенью обретаюсь я в этой жизни. Твои танцы дотанцовываю, твои бутылки допиваю, твою осень в себя вбираю по листику. И каждый листик твоим посланием кажется...
Не верь, что я просто не успевала тебе иногда позвонить. Я всегда могла найти на это время. Просто людям мерещится, что все слова любви как-то еще успеют потом сказаться. Но часто жизнь сама решает этот вопрос... Я постоянно говорила тебе, как много ты для меня значишь и насколько я тобой дорожу. А теперь вообще говорю об этом каждую минуту.
Так всегда бывает, папа. Не мы первые, не мы последние. И всё-таки мы единственные.

 
 
: Органон
: Литературный журнал

©
Василина Орлова
Василина Орлова

  дизайн : Семён Расторгуев , 2008
размещение сайта: Центр Исследования Хаоса