Органон : Литературный журнал
 

поэзия
Блогосфера Органона

 

Точки над "И"
14.08.2008 :
ТАТЬЯНА КРАВЧЕНКО

 

1.

Я - лягушка, во время прыжка закрываю глаза,
испуганно вдыхаю последние минуты осени,
зелеными лапами перебирая траву, остается связать
для себя теплый свитер и спрятать зеленую кожу,
заварить себе чай из невкусных опавших листьев,
пить его каждый день и врать, что мне весело.
Вечером слушать радио, ночью Агату Кристи,
видеть во сне Амели, жить отрывками, песнями…
Двери к тебе уничтожило взрывом, последний кусочек
сжимаю в руке, и никто не найдет остальные.
Ты, возможно, напишешь о нас еще несколько строчек,
иногда, может быть, вспоминая. И только больные
безнадежным желанием жить и верить в приметы
могут ночью идти танцевать, если свитер колется,
и болит сильно лапка, носила колечко модница -
не свое и малое и не на своей планете.

2.

Вместе с лаем собак на свободу к ночному небу,
если закрыты глаза, не так уж и страшно летать,
летят на землю крошки белого хлеба -
еда для голодных птиц, которых не буду считать.
Ты писал мне письма на окнах автобусов,
фотографии нашей любви получились нечеткие,
маленькой, беспомощной точкой на глобусе
становится наша зима… Бросаю в окно твои четки,
остаюсь зимовать без тебя, запаслась терпеньем,
читаю "хазарский словарь", посыпаю дорожки солью.
На в`еках ночи буквы имени… наши мгновения
летают по комнате вместе с растерянной молью.
Время становится тоньше, время играет в прятки,
мы потеряли в шкафу колдунью и льва,
рвется на клочья ночь, словно черная тряпка,
беззвучным узором на окнах застыли слова.

3.

Я живу лишь своими дождями, до которых тебе нет дела,
я для них собираю воду… Еле слышно сегодня летели
перья белого снега на землю и дарили тепло спящим…
вместе с ними падало время, становилась печаль настоящей -
это горькая смесь пустоты, тишины и зеленого чая,
я разбила стакан, а ты - только мимо прошел случайно.
Я держала за руки время и просила со мной остаться…
Дверь похожа на книжный шкаф, я в нее не боюсь стучаться,
я за ней не найду тебя и тобою забытую осень.
Мы привыкли считать до пяти, а потом говорить, что бросим
эту ночь, как плохую привычку. Закрываем глаза и не слышим,
как растет молодой месяц и как утро сползает на крыши.

4.

У меня своя тишина и своя темнота…
Если туман тяжелеет и падает в воду,
время становится музыкой. Ночь поменяет цвета
быстрее чем я убегу от зимы на свободу.
Тебе оставляю мои и чужие сны
в золотом переплете, письмо на девятой странице.
Я теперь никого не люблю, я просто хочу весны,
может быть потому, что весной улетают синицы.
Забывая о русле, ты вновь говоришь о притоках,
не теряя надежды найти в своей женщине Бога.
Продолжаем бродить в лабиринте чужих упреков,
запинаясь о камни не на своих дорогах.
Наши тени гораздо быстрей понимают друг друга,
наши мысли бегут вперед, становясь чужими.
Ты меня будешь ждать в пустоте треугольника-круга,
только я не приду, позабыв про тебя и про зиму.

5.

Беги Лола, беги… если не бежать, не наступит утро,
не растворишься в лучах солнца, не станешь мифом
или легендой для таких как он. Как будто
и не было этой ночи, теперь под грифом
"совершенно секретно" все события, а можно
считать их вымышленными и случайными любые совпадения.
Ты сегодня, Ольга или Вероника, будь осторожна
сложно искать розы в тундре, даже если это просто сновидение.
Только я до сих пор не решила: бежать с тобой или остаться
и поливать цветы на подоконниках тем, кто меня полюбит.
Особенно ночью, с любимыми хочется не расставаться,
любить одного, родного сложнее, чем все человечество. Грубый
становится голос, если курить сигареты, если
хочется бежать раздетой по улице и кричать от боли…
Большой черный кот сидит напротив меня в кресле,
предлагает сыграть в шахматы, поставив на кон силу воли.
Выиграю или проиграю - не знаю, поэтому… беги Лола, беги.

6.

Ты придумал, зачем летать самолетам в маленький город,
который не обозначен на карте даже точкой,
отменил линейную геометрию, нашел повод
пересекаться параллельным твоего и моего времени
в одной строчке. Время застыло нитями сахарной ваты,
небо не верило нам и поэтому больно било дождем
и придумало осень, которая любит искать виноватых,
и мы их нашли, стало проще - теперь не ждем
друг друга ночью и не открываем окон,
не нарушаем тишину криками радости или боли,
теперь уже снег за окном и замерзших стекол
совсем не жалко. Так просто сменить пароли,
не говорить никому их и знать, что ты неприступна
и удалить из памяти все файлы с твоей музыкой, снова
жить в мире, в котором считают преступным
входить через окна и угонять самолеты. Слово
может преодолеть любые расстояния, есть Интернет,
чтобы снова любить, нам не нужен повод,
мы из древнего племени Африки… писем нет,
я смотрю в пустоту и сжимаю в руке телефонный провод.

7.

В городе охотники за чувствами,
поют волки-шаманы, скучая по крыльям…
Мы слышим свою интуицию, это искусство,
которым владеют тайшины. Минуты застыли
в ладонях, мечтая согреться теплом твоих рук
или рассыпаться бисером в бесконечность, тускнеют звезды,
в городе Кадамай и Айрук,
я слышу шаги ветра… Зимы поспевают грозди,
превращаясь в узоры на окнах или в снежинки,
заставляя улыбаться миру в зеркало ванной комнаты.
Я рисую горы Алтая, кислая аскорбинка
тает на языке, пытаюсь придумать тебя, а ты
ускользаешь быстрее, чем ночь на рассвете,
оставляя желание бежать за тобой так быстро,
чтобы догнать время. Сегодня на тайном совете
объявляю себя свободной. Знаете, мистер,
я не прыгну за вами в холодную воду, найду свою реку…
Из-за спины ветра смотрю на шаманский танец,
мы никогда не держались за руки и не встречались,
виделись только во сне и решили расстаться.

8.

Когда я говорю "многоточие", имею в виду не больше семи точек,
и восьмую, похожую на запятую,
растерянную и никому не нужную или такую,
какой хотят видеть и видят. Соберу в мешочек
лечебные травы, стану бродягой в пустыне
без дома и без имени, тогда новое имя
придумать проще. Что мне останется, если остынет
горячий напиток обиды. Новое время
похоже на ребус, мозаику старых событий,
неожиданно сложиться в пару минут прошлого с тобой,
свернется в комочек и будет греть. Простите,
сударь, мы с вами знакомы, кажется прожили пару лет вместе. Родной,
иногда я сплю и слышу, как ты дышишь, или мне снится страшилка
с носом в ухе и родинка. Упала в воду моя планета,
пытается казаться независимой, но плывет по течению. Утро. Вилка.
И я тоже "ем свой завтрак", теперь уже на другом берегу где-то.

 
 
: Органон
: Литературный журнал

©
Василина Орлова
Василина Орлова

  дизайн : Семён Расторгуев , 2008
размещение сайта: Центр Исследования Хаоса