Органон : Литературный журнал
 

поэзия
Блогосфера Органона

 

Стихи
14.08.2007 :
ЛЕОНИД КОСТАНЕНКО

 

***
В чистом небе ясна сокола
Может кто-нибудь увидал,
По над лесом, опушки около,
Невысоко он пролетал.
Был случайным гостем в чужом краю.
Залетел туда не ко времени;
В том урочище, в том лесном раю
Жило стад вороньего племени.
Видя хищника, распахнув крыла,
Черной птицею ворон поднялся;
Брань кровавая над землей была,
Злобным клекотом дол наполнился.
О, душе моя!
Ты молитвою очищай в себе мысли пошлые;
Как схватились вдруг смертной битвою
Мое нынешнее и прошлое.
Сказы древние поросли быльем,
Позабыть хочу годы бранные, -
По ночам в саду вместе с соловьем
Православные будем гимны петь.

Баку, январь 2000 г.


***
Памяти Арсения

Я не думал тогда, ожидая с волнением встречи;
Что не станет чудес в нашей сказочной детской стране, -
Мне сказали, что время потом эти чувства излечит,
И оставили плакать в звенящей вокруг тишине.
Слишком короток миг, был отпущенных роком свиданий.
Бесполезно рыдать и с надеждой глядеть в небеса;
Я прошу передать, передать о последнем желанье…
Наступившая ночь в черный траур одела леса.
Перелетные птицы летят, пробираются к югу;
Закружила мне голову песенная карусель, -
Я грущу, я грущу, я грущу по любимому другу,
Что летит где-то в небе со стаями диких гусей.
Мы прожили вдвоем расстояние малое срока,
Не тюрьмы, не казармы, а просто невинной игры;
Мы взрослели с тобой. Упиваясь березовым соком,
И писали на чистой поверхности белой коры.
Эти записи вряд ли остались на светлых полянах,
У журчащей холодными струями дальней реки.
Старый дом утонул во проросших сквозь щели бурьянах,
Оставляя абзац незаполненной жизнью строки.
Мне не нужно престижного места, наград и почета, -
Пусть другие играют в азартную эту игру,
Осуждая меня. Ну а мне, мне всего лишь охота
Умываться проточной водой из реки поутру.
Восходящее солнце прогонит седые туманы,
Ледяная струя унесет беспокойные сны,
И поверь мне, поверь мне, не стоят людские обманы,
Чистых слез у рыдающей вечно дитарной сосны!
Пусть враги проклинают меня за мое упованье.
Перелетною птицей в бескрайней парить вышине,
Я устал от тоскливой отравы разочарованья,
Истекающей каплями в каждом стареющем дне.

Лукьянцево - Мухово, зима 2000-2001 гг.


Триптих

7
Я строю дом из времени обломков, -
Там будет триптих старый на стене;
Когда-нибудь последний из потомков
Без сожаленья вспомнит обо мне.

Центральный план изображает память;-
В Аттическом саду античный храм.
Здесь обречен язык ковать и плавить
Из вдохновенья бронзу эпиграмм.

А справа город за чертой природы,
Где каждый новорожденный Сократ,
Родясь на свет, вкусить плода свободы,
Вкушает заблуждений горький яд.

На левой стороне покой пейзажа,
Осенний парк и солнце в вышине;
На лавке человек, и лист бумажный
Дрожит, в его хмельной руке во сне.

Мухово, 2001 г.


Армянская песня

В Анатолийской солнце
Сверкает синеве,
Над раною Звартонца
На срубленной главе.
Здесь тихо и спокойно, и,
Как века назад
На мирную долину
Взирает Арарат.
Остывшее кадило
Святой Эчмиадзин;
За стенами могилы
Как грозди из корзин.
Таков венец терпенья,
Поверуй мне, мой брат,-
Оставлены коренья
И собран виноград:
Родись, живи, покайся и,
Под конец, умри…
А, лучше, возвращайся
В свой радостный Гюмри!

Лукьянцево, осень 2000 г.

***

Наше село у гнилого ручья,
Сзади кладбище и крик воронья,
Дальше пшеницей засеянный срез
И до сих пор не порубленный лес.

Белая церковь стоит у пруда,
Мы заходили туда иногда;
В парке старинный усадебный дом, -
Герб на стене с лебединым крылом.

Если назад по дороге пойдешь,
Даже избушки гнилой не найдешь;
До горизонта, построившись в ряд,
Многоэтажные монстры стоят.

Может сто тысяч, или миллион
В солнечном свете сверкает окон,
Люди как белки бегут в колесе,
Ревом машин оглушает шоссе.

Прямо в Москву, до Бутырских ворот
Ходит автобус из этих болот;
Раньше хозяйская, ныне ничья
Наша земля у гнилого ручья.

Батуми, лето 2000 г.


***

Когда музеи посещая,
Меж экспонатами брожу,
Ищу того, чего не знаю,
Чего ищу, не нахожу.

Хватаю призраков за платья,
Сдувая с фолиантов пыль;
Стучусь в окно, шепча проклятья,
Как о стекло ночной мотыль.

Где на пути встречалось горе,
Я вражьи головы крушил.
Зубами врал награды в споре,
Но подвига не совершил.

Наивно разрешить сомненья
Моей даровано судьбе:
Тревожить глупо приведенья, -
Ты ищешь тьмы, она в тебе?!

Батуми, лето 1999 г.


Иверская гора

Воины с копьями вдавлены в серый свинец,
Надпись латинскую сложно с трудом разобрать; -
Если случайное счастье нашел, наконец,
Знай, что когда-нибудь можно его потерять.

Эта монета лежала в гранитной стене,
Нищий паломник случайно её подобрал; -
Через столетия нить протянулась ко мне,
Хитрый попутчик в дороге меня обокрал.

Жёлтая дремлет на пыльных ступенях змея,
Храма руины, целебный источник в горе;
Рыбу, кресты, петуха и ещё якоря
Изобразили на камне в святом алтаре.

Анакопия - столица свободных царей;
Шёпот дубравы и скалы в орлином пуху,
Солнечный столп, горизонт, паруса кораблей…
Снежной тропою медведи уходят на Псху.

Батуми, лето 1999 г.


 
 
: Органон
: Литературный журнал

©
Василина Орлова
Василина Орлова

  дизайн : Семён Расторгуев , 2008
размещение сайта: Центр Исследования Хаоса