Органон : Литературный журнал
 

поэзия
Блогосфера Органона

 

ЛЮДИ. ОСЕННЕЕ.
19.10.2012 :
ДЕНИС КАРАСЕВ

 

Денис Карасев

ЛЮДИ. ОСЕННЕЕ.


НАЧАЛО

Как пробрался в жизнь, вспоминаю чаще,
вспоминаю шорохи ежедневных дыр.
Как в глазах младенца перевернут мир,
как остыло небо в недопитой чашке.

Это ж надо так - на корню родиться,
и утечь, как в почву серебро-зерно.
Человек-животное, человек-зверек,
ты родился стать говорящей птицей.

У тебя остались, у самого-то,
хоть дыра в кармане, хоть монет мешок?
Ты похож на папу, но о том - молчок
реактивный двигатель самолета.

Убери подальше все, о чем молчанье
выдает навзрыд - не того проси.
Не осилишь жизнь - хоть себя осиль.
В колыбели дней, как тростник качаясь.


ИРИНЕ. ОСЕННЕЕ.

Ветка в окошке трясется навзрыд,
тянется лапой -
в мокром стекле отраженьем горит
лунная лампа.

Зонтик воткнется в ладошку как гвоздь,
и за плечами
видеть, как дождь пробирает насквозь
замшу перчаток.

День остывает, и холод - уход
в ночь на полгода.
в новом подъезде меняется код,
будто погода.

В зыбкой мокроте вечерних теней,
в их очертаньях
все, что забыто, не сказано мне
я прочитаю.

Слышать молчанье, гадать по губам,
сделаться светом -
занято, судя по дробным гудкам,
прошлое лето.

Бисером капель и крыльев ночных
сумерки выше -
слышишь, как ветер целует клочки
рваной афиши?

Слышишь - кошачьим зеркальным зрачком
как на карнизе -
шепчут ресницы ветвей ни о чем,
вечные листья.

Пусть же останется матовый свет
глаз настоящих -
в этой несчастной полночной Москве,
сытой и спящей.


КОСТЕ. ОСЕННЕЕ.

Без остатка оставив покой,
на вопрос отвечаю вопросом.
Одиноким лоскутным платком
обернулась осенняя россыпь.
И ушла, на прощанье всерьез
выгребая до дна из копилки
листопады, дыхание звезд,
горьковатые дни, как опилки.
Остывает - не осень - ожог,
и пыльцой на ладони усталой
наше время ушло - не пришло,
ни полслова в конце не оставив.
Эти дни, как погода, плохи, -
ни любовь, ни тоска не умоют.
Только письма летят, как платки -
катерами по Белому морю.
Только память встает по бокам
ежедневных ненужных известий,
как стеклянный муранский бокал,
в самом тонком сломавшийся месте.
Только веришь ее ворожбе,
будто странному старому фильму,
а на все деревянный Шопен
с пианино глядит, словно филин.
В этой жизни непочатых дел,
сволочей, мелочей и отмычек
не найти себе угол нигде,
и искать где-то там непривычно.
Лишь смотреть, как в окошке, близки,
все, что было, стерев подчистую,
нотным станом линуют листки
ледяные осенние струи.


АНЕ. ОСЕННЕЕ.

И надо еще посмотреть в окно на погоду,
дождь или просто сырость на полотне города,
после осторожно собраться, и тихо, по ходу,
не будя меня, закрыть дверь и коротко
промолчать - работа ведь есть работа,
и дочке надо заштопать колготки,
извини, не заварила чай. Для кого-то
это не причина чтобы свихнуться от голода.
Я проснусь и поправлю движение времени буден,
в холодильнике все же есть еще все, что нужно.
я знаю, у тебя нет времени вспоминать, как будто
дождь сам разбередит память в организме простуженном.
А мне - еще целый день молчать постараться,
а вечером принести арбуз рублей за пятьсот -
я всегда выбираю арбузы килограмм по 20,
кто же тебе такой еще принесет.
Осень сшибает монеты листьев с ветвей берез,
много денег лежит под ногами, и ничего не купишь.
Мне с тобой хорошо, я говорю всерьез,
мне с тобой очень просто, хоть и замерзли губы.
Теплый октябрь - редкость в наших краях,
теплый октябрь стоит в жизни уже пять лет.
Нет ничего лучше солнечного дождя - правда твоя,
но нет ничего солнечного дождя подлей.
Короткое солнце выйдет на пять минут,
короткое солнце осенним холодом обольет,
а в воспаленных глазах непроспанная муть
покроет утренний свет хрупкой коркой, как лед.
А в воспаленных глазах закончившийся пейзаж
ботинок, пальто, посуды быстрым глотком
захлопывает дверь за тобой - в воспаленных глазах
хранится твое фото семнадцати лет, тайком.
Кто мы такие, как дожили дотемна,
когда нет ни слов, ни тайн - а одна привычка,
Я поздно засну. И ты проснешься одна.
...И выйдет засветло город на перекличку...


АРТУРУ. ОСЕННЕЕ.

Черные птицы пустых берегов
ищут приют в дальних водах.
Вот и прохлада, и свет, и покой,
но - без надежды на отдых.
Нас застает втихаря чехарда
дней меж листвой и домами -
время, угрюмое как Чатыр-Даг
в сером октябрьском тумане.
Кровотечение листьев покрыл
сетью привычек и связей
старый печальный загадочный Крым,
как растревоженной язвой.
Время - под сорок, а нас еще нет,
мы все идем и приходим,
вытащив прошлого белый билет
в память со странным штрих-кодом.
Это мгновенье, пейзаж непростой,
вечер природы усопшей.
Пальцам, листающим книгу пустот,
ни до каких философий.
Время - дыханье, дыханье - слова,
прошлое памятью бредит.
Осенью слишком легко узнавать
прочерки энциклопедий.
В днях, этажах и квартирах - нас нет,
поиск до пятен от пота -
как одинокой ливанской сосне
солнце эвксинского понта.
Солнце к окну одиноко прильнет,
тени по полу пуская -
а за окном - там и Киев, и Львов,
и деревушка тверская.


ЛЕСЕ. ОСЕННЕЕ.

Отражения листьев сбросил
старый мой городок-новодел.
Приезжай к нам в Москву осенью,
приезжай в октябре-ноябре!
Голубиные крылья точеные
тенью скроют московский хлам -
как углами квадрата черного
растопырятся по углам.
И закатные волны длинные
на воде, что всегда молчит -
в них волос ледяные линии
преломляются, как лучи.
Здесь удобно в памяти рыться,
но никак не уйти назад -
пусть на память останутся брызги
капель солнечных в волосах!
Осторожнее с тротуарами -
если с ними едва знаком,
тень большая столба фонарного
тихо вздрогнет под каблуком.
Ну а если пройдется пара
познакомиться ближе здесь,
через год им, знакомым старым,
в листопаде не хватит мест.
В улей улиц, гнутых вопросом,
где неважен любой расчет -
приезжай к нам в Москву осенью,
приезжай к нам в Москву еще!


КОНЕЦ

Вырез в зеленом и золотом -
сияние севера.
Пусть же накроет тебя, как ладонь,
небо осеннее.

След самолета прочерчен назад
белой лианою.
Капли, запутавшись в волосах,
переливаются.

Пусть это небо пребудет с тобой
в городе хмуром.
И, не касаясь асфальта стопой,
пройтись по бордюру.

Пусть в незнакомой сырой темноте
раньше ли, позже -
тенью сольется движение тел,
моросью дрожи.

И никуда от земли не уйти
в медленном ритме -
тень осторожно коснется груди
и растворится.

сентябрь-октябрь 2012

 
 
: Органон
: Литературный журнал

©
Василина Орлова
Василина Орлова

  дизайн : Семён Расторгуев , 2008
размещение сайта: Центр Исследования Хаоса