Органон : Литературный журнал
 

поэзия
Блогосфера Органона

 

Деревянная лестница до Луны
28.12.2008 :
КИРИЛЛ ГАЛКИН

 

* * *

Задача хорошо знакома

из книг, учебников, газет.

 

Старик назначил цену дома:

на клеточках – столбцы монет.

А клеток – 64.

 

Выходит из дому старик.

 

Ему сегодня предстоит

гостиница в лице трамвая

(он гость, и книга – гостевая).

 

Ему сегодня предстоит

дожить до 64

и встретить 64

в открытом черно-белом мире.

 

(Копеек – как прочтенных книг.)

 

МОНОЛОГ СТАНЦИОННОГО СМОТРИТЕЛЯ

Обронит дерево листок-корону.

Сбив первый, ветер дунет ко второму.

Гроза и гром перемычат корову.

Грозу и гром перегремят тазы.

 

Улитка ликвидирует усы –

держать от крупных капель оборону.

 

Я встречу человека с бородой.

Замечу, что он мокрый и худой.

По лужам он прошлепает к перрону.

 

Мой глаз запомнит пяточку одну –

она блеснет.

 

Придя домой, засну.

Когда проснусь, я эту тишину

отождествлю с песочными часами:

песчинки пересыпались ко дну

и Льва Толстого за собой позвали

в гриватую, хвостатую страну.

 

Я вздрогну и часы переверну.

 

* * *

От носка моего земного ботинка –

деревянная лестница до Луны.

 

Там я встречу Мольера Жана Батиста,

созерцающего темные валуны.

 

Выдающийся драматург, режиссер, организатор, –

в измерении вечности – лунный песок.

 

Репетиция через час. Позади остается кратер.

 

Лестница – небо – пятка – носок.

 

* * *

Когда бы я был вундеркинд,

я при рождении бы знал

устройство Солнечной системы.

 

В коляске в углубленный класс

я съездил бы двенадцать раз

формально, для отвода глаз.

 

В два года – всё пришло само.

В три года – МГУ, МГИМО.

 

Успел бы к четырём годам

оставить след на всех планетах

и выучил бы по слогам

фамилии господ и дам

при Львах, Петрах, Елизаветах.

 

Но так как я не вундеркинд,

the sun is shining, rain and wind,

холодный медицинский бинт

на голове (кольцом Сатурна),

фрагмент романа, план ноктюрна,

рабочий стол, бумага, урна.

Ходьба (историко-культурно,

процессуально-процедурно)

из лабиринта в лабиринт.

 

* * *

I

Талант – от головы до ног.

Характер папин, голос папин. Масштаб на всю аудиторию.

Пришел "вокальный педагог".

Учеба. Результат – Шаляпин, окончивший консерваторию.

 

II

Уставший от дождя ребенок засунет мокрый зонт под мышку, обыщет ночью старый дом

и днем найдет среди картонок валявшееся серой мышью детсадовское вдохновение –

американское горение – и вспомнит тлеющее в нем академическое пение.

 

СКАЗКА СТРАНСТВИЙ

                                               Андрею Гришаеву

Прямолинейно говоря,

горит вершина той горы,

где день и ночь горят пиры

золотоносного царя.

 

И к замку подошла девица.

И у меня в глазах двоится:

я в параллельные миры

перевожу кривые дуги.

 

Остаток:

тусклые костры,

обломки рухнувшей горы,

затупленные топоры

и разбежавшиеся слуги.

 

Подруга друга. Друг подруги.

Как эти странствия стары!

Как Дед Мороз февральской вьюги.

 

* * *

Знакомиться с литературой

я начал с Гнома-Тихогрома,

потом продолжил с Умной Эльзой,

которая пошла за пивом,

а вся семья сидит и ждет.

 

Она умна, прекрасно видит,

как ветер по лесу бежит,

и слышит, как над домом муха,

больная, кашляет с утра.

 

Когда бомбит по дну ведра

бездомный дождь и нищий ветер,

повесивший на всё замок,

всегда найдется медвежатник,

а лучше гном, а лучше с ломом,

взломавший подзамочный статус

и выведший меня из тени,

где муха, до сих пор над домом,

всё так же кашляет с утра.

 

* * *

Невидимка-Россия ушла. Начинается видимка.

Надевается русский костюм в комсомольский горошек.

Прокормив всю страну, через год поколение Хидинка

Из коттеджей на Марсе выходит подкармливать кошек.

 

Поднимаемся вверх. Безмоторно. Соборно. Фольклорно.

Вот Иван (не дурак). Вот дубовая ступа (для стирки).

Вот петух золотой (виртуоз пионерского горна).

А всё вместе – очищенный звук граммофонной пластинки.

 

* * *

Была рука у фокусника ловкой.

Длинней чем серпантин. Белей чем мел.

Иллюзионный стол столовой ложкой

я подцеплял – и как грибы с картошкой

три раза в день на детских ёлках ел.

 

Сачок для кубиков толстел, худел;

меняли кубики цвета в сачке.

Сачок плывет по медленной реке,

держа большой пузырь давнишних дел.

Бумажные цветы сидят по плошкам.

 

Картонный куб сложился, побелел,

на полку как на лавочку присел.

Он вам захочет рассказать о прошлом.

По третьему волшебному хлопку

(с гастролями в декабрьском Нью-Йорке)

он вспыхнет 31-го на ёлке

и мне подскажет первую строку.
 
 
: Органон
: Литературный журнал

©
Василина Орлова
Василина Орлова

  дизайн : Семён Расторгуев , 2008
размещение сайта: Центр Исследования Хаоса