Органон : Литературный журнал
 

поэзия
Василина Орлова

 

В двадцатом веке я прочёл
15.08.2007 :
КИРИЛЛ ГАЛКИН

 

ГНОМ

У мамки и у папки
были цветные тапки.
На каждой тапке
был нарисован гном.
Папка отвёл мамку
в родильный дом,
у мамки родился гном.
Мамка рада, хлопает в ладошки.
Папка рад, пьёт лимонад,
кушает куриные ножки.
"Подберите гномику что-нибудь из одёжки", -
просит папка.
Вот карнавальная шапка,
вот сказочные сапожки.
На шапке нарисован морж,
на каждом сапожке нарисован ёрш.
Морж холодов не боится,
гном закалённый вырос.
Ёрш воды не боится,
купили гномику акваланг на вырост.
Гном вырос большой-пребольшой.
Два метра рост,
умом непрост,
играет в реверси,
ездит на такси,
отдыхает в Мадриде,
учится во Флориде.
В свободное от работы время -
аквалангист в Антарктиде.

***

Идет непрерывный мост.
Скрипит, но идет вперед.
Иван напрягает мозг.
Вот-вот что-нибудь поймет.

Поймет Винни-Пух про мед,
а ослик Иа - про хвост.
Идет непрерывный мост -
как начал, так и идет.

Вот пир, мы на нем вдвоем.
Сгорим, соберут наш воск.
Вот мы напрягаем мозг.
Вот-вот что-нибудь поймем.


ДВОРНИК И ПРОГРАММИСТ

Дворник доказал теорему, а программист опроверг.
Договорились обсудить эту тему в ближайший четверг.
Но в четверг
был интересный фейерверк,
и дворник Розенберг и программист Маккормик
засмотрелись на фейерверк,
не смогли встретиться в четверг,
перенесли на вторник.
Во вторник умер монах-затворник (настоятель буддийского монастыря),
был объявлен траур, и программист и дворник
встречу перенесли на конец сентября.

Вот уже осенние листья вертятся, вот облетает последний лист...
Когда же, наконец, встретятся
дворник и программист?

***

Смешной котёнок лазил по обоям,
рыча царём, насвистывая князем.
Обоям было весело обоим:
никто до этого по ним не лазил.

До потолка и влево, вниз и вправо,
потом кругами, вверх и вниз кругами.
Обои "за" обеими руками:
котёнок молодой, имеет право.

Котёнок успокоился в двенадцать,
на сто процентов изодрав обои.
Обои начали зубами клацать -
не то от голода, не то от боли.

Когда сюда придёт другой котёнок,
полазка по обоям повторится.
И сквозь обои будет октябрёнок
разглядывать октябрьские лица.


ТИШИНА

В двадцатом веке я прочёл,
что кошка видит в темноте,
что кошка слышит в тишине,
что кошка может быть врачом,
когда лежит на человеке.

Закончился двадцатый век,
и подтвердили те и те,
что кошка видит в темноте,
и стало ясно вам и мне,
что кошка слышит в тишине,
и на диване на спине
лежит под кошкой человек.

Зачем ей видеть в темноте?
Зачем ей слышать в тишине?
Зачем лежать на человеке?
Ответит двадцать первый век.
А если век не даст ответ,
то я найду в библиотеке
исчерпывающий ответ.
А если нет в библиотеке,
то я залезу в интернет
и в интернет-библиотеке
найду ответ.
А если net не даст ответ,
тогда уж я сыграю в ящик,
и встречу кошек настоящих.
Потухнет век, потухнет свет,
и вспыхнет правильный ответ -
без книг, без творчества, без мук,
из первых рук.

***

Немного нервно, немного грубо
поэт читает стихи у дуба...
Во время чтенья стихов у дуба
у нас возникла идея клуба.
Но как не может надеться шуба
на располневшего лесоруба,
так точно так же идея клуба
первоначально давала дуба.
Потом у нас появилась вера,
что нам никак не прожить без клуба.
Потом у нас появилась Вера,
потом у нас появилась Люба.
Потом у нас появилась Надя,
четыре Саши и две Марии.
Потом, на наше сплоченье глядя,
возникли клубы по всей России.
...Пришла посылка из Эквадора,
пришло письмо заказное с Кубы!..

А это значит, что очень скоро
по всей планете возникнут КЛУБЫ.

***

Год на отопление скуп.
Виден покосившийся сруб.
В срубе в телогрейках сидит
Чудом сохранившийся клуб.

Если телогрейка сквозит,
Мы приобретаем тулуп.
Во дворе собачка скулит,
У собачки что-то болит.

Мы собачку приняли в клуб,
У нее породистый чуб,
Кепочка в размер головы
И прописка в центре Москвы.

Если все тулупы сквозят,
Мы мотаем пленку назад,
Быстро переносимся мы
В самое начало зимы.

Вот и град идти перестал,
Вот и год идет без преград.
Каждый стар по-своему млад,
Каждый млад по-своему стар.

Устареет клуб или нет -
Лишь собачка знает ответ.
Сколько ей и нам сколько лет -
Это наш с собачкой секрет.

***

От двадцати пяти отнять один,
прибавить два.
В Москве родился новый гражданин,
да здравствует Москва.
Сегодня гражданин такой, а завтра -
другой, другой, другой.
Потом английский завтрак съест на завтрак
рукой.
Потом беспечность постучит в наплечность,
скомандует: беги!..
Наплечность убежит и глянет в вечность,
а в вечности - круги.

***

Мне приснилась остановка в пути.
Было времени ноль-ноль без пяти.
Камень был, но смысла в нем не найти,
не поможет ни юрист, ни филолог.

Вдруг из леса прилетела сова
и сказала, что на камне слова
выражают нашу степень родства,
наш язык, который весел и ловок.

Познакомились мы с этой совой.
Обменялись - вы мне свой, я вам свой.
Погрузились в темный лес с головой
и помчались прямо без остановок.

***

Искренность в карман не спрячешь,
исключен любой обман.
Мальчик, мальчик, что ты плачешь,
пряча искренность в карман?

Искренность достань обратно
и в карман ее не прячь.
Сразу станет всем приятно,
и начнется общий плач.

***

Замеченный во сне стихотворень
поселится в затылке или сверху,
откажется пройти с бумагой сверку,
сбежит, увидев жареный пельмень.

Огонь, вода, утюг, порог, ступень.
Такси? Олень? Я выберу оленя.
Помчимся мы искать стихотвореня.
Сначала в память. Наконец, в Тюмень.

В Тюмени не найти, искать в Уфе,
по форме - дух, по содержанью - призрак.
С оленя слезть. Искать в текущих письмах
и в прошлых письмах, и в чужой строфе.

Увиденный во сне стихотворень -
в лесу, в быту, в конверте, в хлебных крошках,
рассеян в нас, посеян на дорожках, -
вези меня туда, лесной олень.

***

Когда в комнату входит кошка,
  я шучу, что входит слуга.
  Есть такая ремарка в пьесах.
Очень часто "Входит слуга",
  что-то вносит или привносит.
Кошка тоже, не будь глупа,
  привнесла ощущение правды
  в весь спектакль от угла до угла.
Это в кошкиных интересах.
  Как не верить такому зверю?
  Станиславский сказал бы: "Верю!"
А в присутствии кошки фальшь
  превращается в рыбный фарш.
А в присутствии кошки фальшь
  покидает пустынный пляж,
  удаляется за луга.
Так как ваш покорный слуга -
  искренне ваш.
 
 
: Органон
: Литературный журнал

©
Василина Орлова
Василина Орлова

  дизайн : Семён Расторгуев , 2006
размещение сайта: Центр Исследования Хаоса