Органон : Литературный журнал
 

поэзия
Блогосфера Органона

 

AUDIO PUERUM LEGERE (I)
24.09.2007 :
ГЛЕБ БУТУЗОВ

 

 

* * *

Там чей-то день скользит,
Притягивая взгляд.
Здесь в сумерках горит
Фонарный маскарад.

Сквозь дождь молчат мосты,
Что, горбясь, пролегли
По воле пустоты
Из края в край земли.

1984.
Киев.


* * *

Избыток мыслей и людей
Нам сердце наполняет снами,
И сыплет карамель дожей
Прохладою над головами.

Открыта дверь. Я рядом с ним,
Тем сном, что в мир со мною вышел.
Срывает сильный ветер крыши
И низко стелет сизый дым.

1984.
Киев.


* * *

Тень того, кто всегда за спиной
(С хвостом или нимбом,
Или с тем и другим)
Скользит впереди и ведет за собой.
Свет факела пляшет. Колеблется дым.

В конце подземелья меня ждет вино.
Постепенно становится фактом,
Что иду я за тенью своей…
Тот, кто шел за спиной,
Стену воздвигнув из полых камней,
Уходит и уносит факел.

Мое амонтильядо.

1984.
Киев.

* * *

Михаилу Булгакову

Темнеет небо. За домами -
Заката дальние края.
И облака над куполами
Как золотая чешуя.

Углы домов шероховаты,
Фронтоны гладки и пусты,
Как лица потемневших статуй,
С которых вечер стер черты.

И вдруг - светло и угловато,
Вглубь улиц, где синела мгла -
Освобождением Пилата
Вонзилась красная стрела.

1984.
Киев.


* * *

Одиночество льет ртуть
Из мутной колбы дня.
Куклы треснувшую грудь
Ласкает глаз огня.

От кошки спрятан мой улов,
Но заведется мышь…
Настроен день под арфу слов
Жестяным маршем крыш.

На дне извилин мостовой
Остатки нитей сна.
Монах над прерванной игрой;
У Бога мысль ясна.

1984.
Киев.

* * *

We dance around the prickly pear
At five o'clock in the morning.
T.S.Eliot

Локон с намеком на золото
Мерцает в свете зрачка.
Злой безъязыкий колокол
С назойливостью сверчка.

Кривой остывающей мыслью
В ножны уходит ночь.
Кажет мордочку лисью
Авроры рыжая дочь.

Меняет оттенок ветер -
Бутылочный на голубой.
Вуалью становятся сети;
Пророчества - чьей-то игрой.

1984.
Киев.


* * *

Развился луч,
Наполнив пылью кубок.
Лунатик на кресте -
Слепой и поводырь.
Нарядная Эсфирь,
Соленой ночи губы…
Челнок и нить,
Что тлеет и дрожит.

1984.
Киев.


* * *

Уходят. Щипцами гасят свечи,
Как будто отрезают языки.
Броженье тьмы. Полупонятны речи
Идущих вдоль невидимой реки.

Знакомый запах - тусклая икона -
Повис над изголовьем. Сном
Мне не избыть молчания у трона:
Покойник умер, выслушав псалом.

1984.
Киев.


КОРОЛЬ ЗЕННОВ

б а л л а д а

Где белые чайки кричат ни о чём
И в никуда зовут,
Стоит над обрывом каменный дом;
Над ним облака плывут.

Блестит по утрам на крыльце роса.
Девушка в доме живет.
Воды зеленее ее глаза,
А волосы словно мёд.

Мой город - такой, как все города -
В огнях, суете, золе…
И вот я покинул его навсегда,
Поплыл к заветной земле.

И встретили чайки меня, крича, -
Корабль причалил с трудом.
Но девушки взгляд сохранял печаль;
Она возвратилась в дом.

Я понял, что не обо мне её сны
И ожидания боль:
К ней должен прийти
из подводной страны
Юноша - Зеннов король.

Один лишь день из тысячи лет
Он на земле живёт.
И тысячу лет сохраняя свет,
Влюбленная девушка ждёт.

А мне остаётся горечь дорог,
Жёлтый ночной горизонт,
Корабль горожан - дырявый сапог,
И парус - прорванный зонт.

Ангел, как сокол, парит над плечом,
Ведет нас Божья рука.
Белые чайки кричат ни о чём.
Девушка ждет века.

Киев.
1984-1985.


СПЯЩИЙ В ЛОТОСЕ

Тонок полог - свет прорехах,
Сквозняки веков…
В косах ветра - ленты смеха,
Клавесин подков.

Пленкой глаз прикрыло время.
Ветка - трещина на вазе.
Древний мастер узкоглазый
В неподвижном чёлне дремлет.

1984.
Киев.


ЕВА

Шкатулка, шкатулка,
Сыграй мне под вечер,
Под кресел и стульев
Голые плечи.
Часы - одинокий танцор,
Одноногий танцор -
Стучат по паркету;
Искрятся бокалами бра…
А вот и она - рождена из ребра
Резного буфета.

1985.
Киев.

* * *

Я вас дурачил, веселя.
Но появилась Коломбина,
И ясно стало всем, что я -
Пьеро под маской Арлекина.

Послушно плачу я навзрыд,
А вы смеётесь всё равно -
Как будто Арлекин сокрыт
Под белой маскою Пьеро.

1985.
Киев.

ЛУНА

Твоих следов
Оплакивая раны
Звенящей тетивой
Лазоревых ветрил,
Я - светлый день,
Высокий и пространный,
Что крыльями от звёзд
Весь мир земной укрыл…
Но перья облетят
В темнеющем дыханьи,
И ночь вольет в следы
Свой медленный бальзам.
Сова, хранящая
Извечное молчанье,
Давно позвала
Нас по именам.

1985.
Киев.


* * *

Застывший ветер,
Черный и густой,
Растает в блеклом
Свете ниоткуда.
В щемящем ожиданьи чуда
Растает взгляд,
Сковавший голос мой.
И Знак Воды -
Осенняя тревога -
В некрополе болот
Растопит тишину,
И мёртвой цапли клюв -
Осенняя дорога,
И мертвый глаз,
Глубокий и пустой,
Мир озарит
Бессмысленно и строго,
И Кришна на кресте
Вновь обретет покой.

Киев.
1985.

* * *

…дом мой назовется
домом молитвы для всех народов.
Исайя, 56:7

Искрометная даль.
Свода сумрачен свет.
Ветер тронул педаль:
Тих органа ответ.

Отразился алтарь
В тусклых ликах окон;
На прилавках, как встарь,
Голубиный поклон.

1985.
Киев.


* * *

Равноденствие лет.
Неба девственный лёд.
Заряжай арбалет,
Журавлиный полёт.

Станет стая белеть,
Солнца золота звон...
Белорукая плеть;
Сердце - сложенный зонт.

1985.
Киев.


* * *

Чайка - белая ворона,
Что смеется над судьбой
Истерично, исступлённо,
Будто треснувший гобой.

Я - ей вторящая флейта,
Что помята и фальшива,
И клеймо работы чьей-то
Полустёрто и неживо.

Канул в Лету старый мастер,
А творенье рук искусных
Стало чайкой чёрной масти,
Что хохочет зло и пусто.

1985.
Данузлав.

* * *

Я родился китайцем,
Толстощёким и лысым;
Старикашкой капризным,
Что о смерти забыл,
И от голода плачет,
И мискою с рисом
Ему кажется чёлн,
В котором он плыл.

Года проползли,
Хлебный шарик катая;
Из спальни роженицы вырвался крик.
В это мгновенье
В далеком Китае
В нефритовой келье
Умер лысый старик.

1985.
Данузлав.


УТРО

Солнце - капля ртути
В чаше горизонта.

Прачка сумасшедшая
Мерно хлещет камни
Вагонными простынями
моря.

1985.
Данузлав.


* * *

Сказал безумец в сердце своем:
"Нет Бога!"
Псалом 13.

Хвост окунул в красные чернила
Неба электрический скат.
Красными чернилами листья исписаны:
Осень или закат.

Солнце иль Время
Медлит на склоне
Лысой, как глобус, горы:
Как на ладони - чашею выпитой -
Лазоревый скипетр.

Вселенной златые шары…

1985.
Киев.


ОКНО

Мошки под лампой сплетают венок,
Кошки зевок немой…
Мой профиль под лампой размыт и далек,
А может, не мой, а твой…
Быть может, сегодняшний я - это ты
Тысячу лет назад.
Ведь мне так знакомы эти черты,
Мой вечер, мой друг, мой брат.

1985.
Киев.

 
 
: Органон
: Литературный журнал

©
Василина Орлова
Василина Орлова

  дизайн : Семён Расторгуев , 2008
размещение сайта: Центр Исследования Хаоса