Органон : Литературный журнал
 

  опыты
Блогосфера Органона

 

  Из-под земли 11.02.2008 : ВЛАДИМИР ЗАБАЛУЕВ, АЛЕКСЕЙ ЗЕНЗИНОВ
теплотрасса

Действующие лица

Интеллигент, продавец газет в подземном переходе
Дядя Саша, продавец цветов
Анна Андреевна, продавец дипломов
Незримый голос

Интеллигент. Я с ним? Или он – со мню? Я с ним… Он со мню… со мною… с ним… я…он… с ним… Нет, нет, ради Бога, я натурал, был, есть и останусь. Как говорит мой друг, дядя Саша…

Дядя Саша. Извините, я нетрадиционной ориентации. Я девушек люблю.

Интеллигент. Так, значит, с ним я или нет? С ним – это с народом. Я с народом. Или народ со мною? Глобальный вопрос. Кто с кем? И почему мне надо присоединяться к нему, а ему ко мне вроде как…

Дядя Саша. …в падлу.

Интеллигент. А ему ко мне – ниже достоинства. Только вот с какой такой стати он так решил? Потому что его много, хотя год от году все меньше? Или просто такой комплекс – считать себя самодостаточным, полноценным, ни в ком особо не нуждающимся. Но я не хочу страдать его комплексами, ерундой страдать, понимаете, всякой ерундой. Мне бы со своими комплексами разобраться. Ну, вот с этим хотя бы: кто с кем в данный момент, не говоря уж об исторической перспективе. Как там сказано…

Анна Андреевна. Я была тогда с моим народом. Там, где мой народ, к несчастью, был.

Интеллигент. Очень по-женски. То есть логики никакой, зато легко заучивается. И при каждом удобном случае… Я была тогда с моим народом. Она была. А я – не был.

Дядя Саша. Вот поэтому ты здесь, в переходе газетами торгуешь. А ей памятник поставили.

Интеллигент. А кто ставил? Тоже какой-нибудь из тех, кто в нужное время с ними оказался. С ним, с обоими. И желательно – в Питере. Такой город белых ночей и пророчеств. Однажды мне нагадали, что на небо меня не возьмут, а земля не примет. Мне было лет восемь, да, и мы пошли с родителями в зоопарк. Меня оставили у верблюда, а сами за мороженым, что ли. И-и… тут подходит цыганка. Горобоносая, чернявая, страшная…

Дядя Саша. Ни рожи, ни жопы.

Интеллигент. Нет, страшная, просто страшная, глаза совиные, хлоп-хлоп, хлоп-хлоп. Ай, мальчик, ты откуда здесь такой?

Анна Андреевна. Взрослые где у тебя?

Интеллигент. Я, говорю, один. И вспоминаю, мне же рассказывали, что цыганки крадут детей. Кто без родителей, без спросу гулять уходит. А я – без никого. Без мамы, без папы, без народа.

Анна Андреевна. Ай, мальчик, идем со мной. Счастье тебе будет, весело будет. С дочками моими будешь играть, каждый день песни петь, про все забудешь. Идем давай! (Берет Интеллигента за руку, хочет увести с собой.)

Интеллигент. Нет, не надо! Не пойду, не хочу… (Упирается, вот-вот заплачет.)

Дядя Саша. Ты что ж, ведьма, ребенка сманиваешь!

Анна Андреевна. А тебе что за дело, кто ты такой, баран, чурбан, пидарас, дурак старый, интеллигент в маминой кофте.

Интеллигент. Очень кислое ругательство. Самое гадкое из всех, что я слышал. Хуже тех слов, что старшие мальчишки специально при нас говорили. Гораздо хуже. От такого ругательства мужчина, что спасал меня от цыганки, тоже как-то скис. Зато она отпустила мою руку. Похлопала совиными глазами, ну, говорит, не твоя судьба, не моя беда. Так и будешь, говорит, всю жизнь мыкаться.

Анна Андреевна. Ни там, ни здесь, ни с теми, ни с этими.

Интеллигент. А дальше – про небо и землю. Ни туда, говорит, ни сюда. И-и… И вот я боюсь ездить в лифтах. Боюсь, что прихватит сердце, и я умру где-нибудь между семнадцатым и двадцатым этажом. Боюсь мостов, акведуков, эстакад, эскалаторов, тарзанок. Ни за какие деньги меня не уговоришь спрыгнуть с парашютом. Даже обычные качели – что-то запредельное. Экстрим. Любые промежуточные состояния между землей и небом доводят меня до судорог, и тогда очень хочется напиться, что мы и проделываем с дядей Сашей каждую пятницу.

Дядя Саша. Ну, вчера-то ты тормозил чего-то.

Интеллигент. Дядя Саша заменяет мне народ. Когда мы покупаем водку, вопроса кто с кем просто не возникает. Деньги плачу я и, значит, народ, то есть дядя Саша примкнул ко мне. Я понимаю, это неустойчивый, временный, очень конъюнктурный союз. До первой рюмки. Потом дядя Саша начинает, по его словам, чистить мне мозги от того говна, которым меня загрузила Америка. Чистить мозги. Чистить мозги от говна. Сантехник из дяди Саши, как из меня Билл Гейтс, и весь этот процесс…

Дядя Саша. Люблю я тебя, мудилу. Знаешь, как люблю? Вот скажи мне счас: кто тебе дороже, твоя Анька или этот кекс со всеми его тараканами? И чего ты думаешь?

Интеллигент. Спасибо, дядь Саш. Я того не стою.

Дядя Саша. Нет, ты чего, не веришь? Что я тебя на Аньку променяю? Я чего, по-твоему, пальцем деланный? Ты скажи, дядя Саша, ты трепло. Скажи, давай. И все. Задница об задницу, кто дальше улетит. Ты в свою Америку, я на Волгу. У нас там люди – с большой буквы. А ты катись к своей статуе Свободы, в Вашингтон.

Интеллигент. В Нью-Йорк, дядь Саш.

Дядя Саша. Опа как, уже и местожительства подобрал. Предал СССР, да? Забыл родину. Забыл. А ты там родился, в Союзе. Вместе со всей братской семьей. С грузинами, молдаванами, с чурками всеми этими, с хохлами, христопродавцами. Пятнадцать республик, помнишь?

Интеллигент. Помню, дядь Саш. И вот ради этого стоило идти на сближение? Всякий раз я думаю, что не… не очень стоило. Но вдруг когда-то получится. А наутро мы все втроем отправляемся на работу. Я, дядя Саша и его гражданская жена Анна Андреевна. Вроде как все вместе, но разными путями. Каждый из нас занят в своем секторе рыночной экономики. Я продаю газеты, в основном, желтую прессу. Дядя Саша – цветы. А у Анны Андреевны самый проблемный, но самый интересный сегмент. Она торгует дипломами о высшем образовании.

Анна Андреевна. Врожденная интеллигентность не нуждается в формальном признании. У Будды тоже не было диплома, но это не помешало ему в дальнейших перерождениях.

Интеллигент. К сожалению, такая реклама почему-то слабо действует. Поговорив с Анной Андреевной,  многие потенциальные покупатели отправляются куда-то дальше. Наверное, перерождаться. Мне хочется уйти с ними, но кто же тогда донесет до народа последние новости? Про то, что…

Дядя Саша (выкрикивает). «Дух Масхадова предсказал падеж кур на Волжской птицефабрике!»

Анна Андреевна (выкрикивает). «Сторож-педофил изнасиловал статую сфинкса!»

Интеллигент (выкрикивает). «Девяносто процентов московских театров приватизированы инопланетянами!» Вот… Мне стыдно. Стыдно, стыдно. За то, что я продаю такие заголовки. За то, что я – не с народом. За то, что народ – со мной, хотя бы только по пятницам.

Дядя Саша. Тяпницам.

Анна Андреевна. Алкашня. Стыд и совесть – все прохерачили. Лучше б уж порошок нюхали.

Дядя Саша (гордо). Мы провайдеров не меняем.

Интеллигент. Но сегодня все должно измениться. В нашем переходе появится еще один участник диалога «я и народ». К нам присоединится власть. Наш дуэт с дядей Сашей, или наше трио, если привлечь еще и Анну Андреевну, превратится в квартет. Как в басне Крылова.

Дядя Саша. А кого ждем?

Анна Андреевна. Сталина! Сталина на вас, иродов, нет!

Интеллигент (листая газеты). Это уже традиция: раз в год наша власть два часа общается с гражданским обществом в прямом эфире, лицом к лицу со всей Россией, откровенно и задушевно, слегка по-отцовски, и-и… как-то даже по-товарищески, можно сказать. Видеокамеры – по всей стране, от России до Таймыра. В нашем переходе тоже установят видеокамеру. Мы будем задавать вопросы, я уже решил, что я спрошу. С кем она, наша власть: с ним, с народом, или со мною? Я знаю, что спросит Анна Андреевна…

Анна Андреевна. Берегите себя, мы вас любим, как вам у нас понравилось, когда поднимут пенсии, политика правильная, только строже надо со всех спрашивать, когда же вы отдыхаете, кто будет следующим президентом?

Интеллигент. Дядь Саш, а ты что же, говори. Видишь, микрофон работает.

Дядя Саша. А… почему все цветы из Голландии завозят? У нас что, в России своих цветов не осталось? Довели страну с этим капитализмом, загнали всех в задницу, извиняюсь, конечно. Я раньше жил, будьте любезны, каждое лето в Сочи ездил, у меня голова не болела, что на хлеб намазать, жена-дети, полная чаша… (Продолжает шевелить губами, но звука не слышно.)

Интеллигент. Надоело бояться. Больше всего я боюсь, что исчезнет сам страх. Без страха – еще страшнее. Все равно, как повиснуть между землей и небом. Когда я учился в институте, у нас была такая компания… слегка диссидентская. И нас решили, как это у них называлось… профилактировать. Совершенно гнусная история, совершенно рядовая. Одна девушка позвала нашего друга в гости…

Анна Андреевна. Только не опаздывай, хорошо? И принеси почитать, что вы там за журнал такой придумали, хорошо? Стихи там, рассказы, хорошо? Ну, целую. (Целует Интеллигента.)

Интеллигент.  А когда он возвращался из гостей…

Анна Андреевна. Одну минуточку, пжалста. Тут недалеко, в подземном переходе изнасилование произошло. По приметам все сходится. Туфли… (Смотрит на ноги Интеллигента.) белые, волосы темные. Проследуем с нами, пжалста.

Интеллигент. После того, как друг отдал наш дурацкий подпольный журнал и-и… и сдал всех друзей, его уже не били. Напротив, были предельно вежливы и даже попросили еще кое-что написать. Открытое письмо, которое называлось «Исповедь отщепенца».

Анна Андреевна. Лживые клуши, матерые волки
Незрелые души сбивают с толку.
Так случается, юнец ошибается
И на удочку к ним попадается.
В голове зависли чужие мысли,
Чужие песни Элвиса Пресли.

Интеллигент (поет голосом Элвиса Пресли «Heartbreak Hotel»).

Дядя Саша (к нему вернулась речь). … и только так, без всяких яких.

Незримый голос. Спасибо, что приняли участие и высказали свое мнение. Все ваши предложения и замечания обязательно будут переданы заинтересованным инстанциям. Оставьте, пожалуйста, ваш контактный телефон или электронный адрес.

Дядя Саша. И перед кем же я, блядь, распинался?

Интеллигент. Когда-нибудь настанет день, и я спрошу: не именем ли моим прикрывал ты трусость и беззакония, отнимал нажитое годами и бесчинствовал? Не именем ли моим вдов и сирот из домов их, клятвопреступничал и лгал? Не именем ли моим создавал и рушил миражи, глумился и прелюбодействовал, расточал и наслаждался, убивал, властвовал, растлевал, тешился и осквернял? Не именем ли моим богохульствовал? И услышу, да, твоим именем. Только кого я спрошу: себя или его? Его? Себя? Себя? Его? Кто с кем? Я - с ним… Он – со мною…

Свет в переходе гаснет.

 

 
: Органон
: Литературный журнал

©
Органон

  дизайн : Семён Расторгуев , 2008
  размещение сайта: Центр Исследования Хаоса