Органон : Литературный журнал
 

  опыты
Блогосфера Органона

 

  Символическая стркутура пути юродивого 12.12.2008: НАТАЛЬЯ РОСТОВА
теплотрасса

 

Несмотря на разнообразие житийных историй о юродивых и описанных в них мотивов подвижничества, все святые имеют примерно одну и ту же схему земной жизни. Эту схему можно назвать структурой пути юродивого. Основные ее элементы состоят из символов, доопределяемых в каждом отдельном случае тем или иным юродивым, что дает нам основание говорить о символической структуре пути юродивого. По своему составу она троична.

Мир ловит человека, привязывает к себе его душу и тело, заставляет его хотеть, надеяться и мечтать. Но человек хочет одного, а у него получается другое, он уповает на лучшее, а имеет худшее, надежды человека терпят крах и вселяют в душу тоску. Вот этот факт разрыва между человеческими стремлениями и их осуществлением позволяет нам говорить о том, что мир как бы смеется над человеком, манит его и разыгрывает, никогда не давая желанное. Юродство начинается с осознания этого факта. Подвижник не желает подчиняться логике мира, он убегает от него, подвергая редукции все то, что может, как быть, так и не быть, то есть все сущее, которое всегда случайно, и оставляет возможность существовать лишь тому, что не может не быть, то есть Богу. Таков смысл первой части символической структуры феномена юродства. Она включает в себя такие этапы, как отказ от одежды и имущества, от крова и родственных связей, от авторитетов и разума.

Вторая часть – это достижение предельной точки ускользания от мира. В ней происходит отказ от своего «я». Юродивый обращается и становится человеком со смещенным из центра «я». Теперь его жизнь вращается не вокруг эго, а вокруг Бога.

Третья часть - это возврат мира. Юродивый возвращает мир и возвращается в него. Но что означает это возвращение? Ведь мир был для подвижника источником беспокойства и препятствием на пути к Богу? Как он может преодолеть эту онтологическую трудность? Конечно, в своих отношениях с миром можно полагаться на хитрость морали (Кант) или на хитрость ума (Гегель), но юродивый оставил ум и мораль миру, подвергая их редукции как нечто случайное. Новая стратегия отношений с миром связана у него со смехом. Смех – это способ овладения трудностью, преодоления мира в тот момент, когда нельзя положиться на разум и правила. Вместе со смещением «я», юродивому открывается перспектива, из которой возможен взгляд на мир не изнутри мира и даже не из его предельной точки, а из вне- и свехмировой или трансцендентной перспективы. Рассмотрение мира из трансцендентной перспективы делает его смешным. Юродивый дает возможность существовать миру, но уже на новых основаниях. Мир становится теперь для него предметом смеха, осмеяния. Тем самым юродивый справляется с присутствием мира, преодолевает человеческий страх перед ним и зависимость. Этот этап составляют жесты и символический язык юродивого, посылающего закодированные сообщения окружающему миру.

При этом между редукцией и возвратом мира могут быть различные временные промежутки в зависимости от индивидуальной судьбы подвижника – от многолетнего подвижнического пути отшельника до мгновенного обращения вследствие видения или жизненного потрясения.

Из описанной символической структуры видно, что на пути движения юродивого многие события и вещи появляются дважды – один раз в модусе ускользания от мира, другой раз – в модусе возвращения к нему. Первое связано со смехом мира над юродивым, второе – со смехом юродивого над миром. А это позволяет нам сделать вывод о том, что существуют только два типа отношений между человеком и миром: либо мир предъявляет свои права к человеку и смеется над ним, либо человек, совершив по-двиг, обратившись, смеется над миром из трансцендентной перспективы. Юродивый являет нам пример второго типа отношений. Здесь можно сказать, что любой смех есть попытка ускользнуть от ловушек мира в виде его обещаний и обстоятельств, ниспосылаемых человеку, способ отстраниться от ситуации и возвыситься над ней. Однако лишь трансцендентная перспектива позволяет говорить о том, что это есть именно смех человека, а не смех мира в виде смеха человека, ибо по отношению к этой перспективе мир складывает свои полномочия.


 

 
: Органон
: Литературный журнал

©
Органон

  дизайн : Семён Расторгуев , 2008
  размещение сайта: Центр Исследования Хаоса