Органон : Литературный журнал
 

  опыты
Блогосфера Органона

 

  Спецзадание, или Список Антипова 18.02.2008: ГЛЕБ БУТУЗОВ
теплотрасса

 

(проект киносценария)

От автора. Все фразы, копирайт на которые принадлежит Евгению Антипову, сохранены без изменений. Отличаться может только род местоимений и имен существительных.

1-я серия

Юный контрразведчик Антипов пробирался через вражеское семантическое поле, периодически увязая в дегенеративной грязи вербально предлагаемых мыслей. Но такая ерунда, как невозможность куда-то пристроить половые органы, которые грозили вот-вот аукнуться физически, не могла остановить юного ефрейтора, которому отдал приказ сам генерал Христосенко. Приказ был отдан из горящего куста индийской конопли, а это значило, что он должен был взять чертову высотку, даже не зная, зачем она ему нужна. Все, что от него зависело - выполнять задачу быстро и без потерь. Зачем нужна высотка, знал только генерал (у него был план наступления на столе до того, как куст загорелся). "Но плана сего знать не должен никто!", прочитал Антипов в толстой книге Иова, на которой (из соображений секретности) значилось "Yellowpages".

Поиск истины и поиск истинного пути, согласитесь, разница есть. Антипов искал только путь, чтобы поскорее выполнить задание. "Мы не знаем, как устроен мир и для постижения истины нам головы не хватит", - думал он. Он знал, что поголовья в стране не хватает и без того. Да и надо ли постигать эту загадочную "истину"? Все равно ведь помрем. Может, наши духовные (интеллектуальные) задачи должны быть конкретнее? "Например, спортсмену, чтобы достичь результата, не обязательно понимать все процессы, происходящие в организме, одурманенном допингом", - думал он. "Проще выполнять умные тренерские установки. Ведь тренеру, надо доверять. То есть, верить. Даже если тренер не наделен личностными свойствами, и как правило, появлется в момент, когда его совершенно не ждут, с какими-то непонятными просьбами..."

В пути ефрейтору помогало знание арихметики - тайной науки, преподаваемой в разведшколах факультативно, после урока обычных математических фокусов. Эзотеризм арихметики позволял - в определенном смысле - понять некоторые приказы офицеров вроде Христосенко, а в особенности, учил тому, как по нашивкам определять звание и выслугу лет. Ползя через поле, молодой ефрейтор случайно натолкнулся на ноги человека в штатском. "Ты кто?" - лаконично спросил Антипов, не увидев нашивок. "Иду в соседнюю деревню за самогоном", - так же лаконично ответил неизвестный. "А кто с кем воюет?" - переспросил он, подобно непонятливому римлянину. "Мы со всякими борисами моисеевыми и Львами, простите, Толстыми", - гордо пояснил ефрейтор, но тут же спохватился. Суть его задания заключалась в том, что борис моиссев (то есть два брата моисеевых, как думал вражий полковник Юциферов), являлся старым агентом Христосенко. Победа наших была близка, и в случае захвата чертовой высотки необхдимо было обеспечить безопасность этого смелого агента, избежав его гибели от рук сержантов и их страшных автоматных стволов. Но знать об этом секретном задании не мог никто, даже жена ефрейтора и его любимый тренер. Ефрейтору предстояло выкрасть список высших офицеров у Юциферова, и вычеркнтуь из него имя братьев моисеевых. Кроме того, полковник, страдающий тяжелым склерозом, подобно легендарному Ульянову, с которым его часто путали, быть может, в этом случае вообще не сможет командовать сержантами, и сдаст чертову высотку без боя. Но проклятый незнакомец вцепился в знакомое имя, вспоминая о прошлой гражданской профессии агента. "Тихий сон," - спокойно подумал Антипов. "Надо взять его с собой, чтобы не донес, а потом укол - и тихий сон на стуле с электрическим массажем. Мы сделаем так, что он все забудет". "Ложись, чтобы снарядом не задело," - посоветовал ефрейтор незнакомцу. Дальше они поползли вместе.

Конец 1-й серии

2-я серия

Полковник Л. Юциферов был старым чертом, командовавшим чертовой высоткой. Он был классическим дегенератом, то есть конечным результатом отклонений от норм. Уже за тысячи лет до исследований Ломброзо и Маньяна, до появления терминов "генетика", "генная инженерия", религия предостерегала его от уродливых последствий, к которым ведет "внутренняя свобода личности". Религия знает гораздо больше, чем самая свободная личность. Но Юциферов не послушал ее, и в результате стал неспособен сфокусировать в сознании развернутую мысль не то что Христосенко, но даже последнего ефрейтора. Тем не менее, из-за своей гордыни, будущий полковник был убежден, что теперь-то он знает все. Им была организована повстанческая армия, во главе отрядов которой он поставил особо деятельных представителей с нужными наклонностями: Рассела, Дарелла, Бретона, Бодлера, Льва, извините, Толстого, Бежара, братьев михаилов шемякиных и обоих борисов моисеевых. Тот факт, что последние на самом деле были одним человеком, никогда не привлекал внимания Юциферова, погруженного в шизофреническую раздвоенность. В его учебнике психиатрии была вырвана нужная страница, и он об этом не знал.

Брат моисеев был героем среди определенной категории людей, которые звали его "Данко" или же "Матросов" - за любовь к пиротехническим эффектам и готовность броситься на все, что хоть немного напоминает амбразуру. Подлинное имя Моисеева, Борис, как-то стало забываться. Некоторые даже утверждали, что его зовут Владимир. В этот вечер Данко размышлял о свободе. Его привычка постоянно что-то освещать и несокончаемые амбразуры порядком утомили бывалого командира, всю жизнь боровшегося с противниками религии их же оружием. Но он не давал воли разочарованию. "Пытаясь конкретизировать, - думал он, - зададимся вопросом, каким образом (и какую) внутреннюю свободу отнимает религия? И применим ли тезис о внутренней, изначальной и абсолютной свободе к мышке-норушке? Если нет, то почему? Если да, то в чем уникальность "человеческой" свободы?" Его отвлек от этих тягостных размышлений Винни, толстенький солдатик, поздравивший Данко с днем рождения, о котором, как случалось каждый год, забыли все. Старый моисеев прослезился, держа в руках подарок - пустой портсигар с изображением пятиконечной звезды, фирменного знака Юциферова, и на секунду вспомнил мудрость, которую любили повторять добросовестные школьницы из его класса: человек рожден для счастья, как птица для полета. Действительно, таким фразам сразу хочется верить, но в них есть два недостатка - абстрактность определяемого и необоснованность определений. Да и хрен с ней, со свободой... Решено, Данко передаст секретные данные о наступлении генерала Юциферова в штаб Христосенко, а сам завтра погибнет в бою, так и не выдав своей тайной миссии.

Конец 2-й серии


3-я серия

"Зовут-то тебя как?" - дружелюбно спросил Антипов попутчика. "Плохиш"- нехотя ответил тот. Но ефрейтор знал, что он лжет. Из заднего кармана Плохиша, который (карман) все время маячил перед носом Антипова, торчали корешки банковских переводов из Карл-Маркс-Штадта, на которых в графе "получатель" стояло имя, состоящее из четрых латинских букв. Но ефрейтор не понимал по-иностранному. Пускай будет Плохиш, думал он про себя. Все одно - тихий сон...

Тем временем в штабе Юциферова не спали. Сам полковник гордо ходил вокруг стола, за которым стояли по стойке смирно, крутя головами, его командиры, и зычно читал вслух газетную статью: "Фраза о том, что после реформ, у нас ничего не осталось, кроме Бога да религии, предполагала конкретные утраты, поэтому девичья грусть по поводу "недостатка нормальных человеческих ценностей - таких, как любовь, увлечение своим делом и дружеское участие с протягиванием рук" выглядит подозрительно манерной. Чтобы завершить процесс протягивания рук, осталось победить религию и Бога. Потому и "тема актуальна именно сейчас". Но тут нужен настоящий Троцкий, а не капризные вихляния. И такая работа ведется". "Ага, знай наших! - победно вскричал полковник. - Православие методично вытесняется а-теистичными, не-теистичными и религиозно-суррогатными формами идеологии. Вот циферки только по Петербургу...." Когда речь заходила о циферках, Юциферов всегда сильно оживлялся, видя возможность продемонстрировать свое знание священной арихметики, в результате чего его подчиненные уже давно научились спать стоя с открытыми глазами. Мухи мерно жужжали под потолком, не отвелекая полковника от циферок.

Антипов и Плохиш, видя свет в штабе, решили повременить с прорывом. Было решено устроить привал. Плохиш посетовал, что они так и не зашли, как было предложено, в деревню за самогоном, да и папиросы промокли от ползания на животе. Спутники сели под деревом, и, чтобы не привлекать внимание дозорных огоньками, раскурили походный кальян, накрывшись плащ-палаткой. Завязался разговор новичка с бывалым ефрейтором. "Говорят, над самим Христосенко тоже есть начальник, но он ходит в штатском, носит бороду, и появляется на людях крайне редко, - начал издалека Плохиш, - а живет вообще не в нашей системе". "Ведь сказано, Бог на небе, значит, искать надо в пределах атмосферы. И потом, к чему эти сложности, если полет Гагарина все уже прояснил?" - тонко улыбнулся Антипов. "А какова свобода в условиях режима Христосенко?" - не унимался Плохиш. "Во-первых, мы знаем, как человек поступит в условиях полной свободы - убьет соседа-подлеца, а во-вторых, у человека всего две руки, две ноги, плюс обязанность постоянно дышать, о какой же свободе тут может идти речь?" - пояснил контрразведчик. Не понимая, как дыхание мешает его свободе, и зачем ему убивать соседа, Плохиш обалдело замолчал. "А ничего стыдного," - подбодрил его Антипов. "Ты сам хотел правды жизни. Не у всякого психика эту правду выдержит. У иного слабака стресс может вызвать окончательное разрушение логических связей". "Да, да, бывает," - задумчиво заметил Плохиш, рассматривая звездное небо, и думая о том, что иногда разрыв логических связей проходит для человека незамеченным, причем в раннем возрасте... Они посидели еще немного молча, ефрейтор крутил в голове ответ Плохиша по-всякому, пытаясь увязать его со своей мыслью, и не получалось. Тогда он решил, что пора идти на задание. "Я вас тут подожду, - скромно предложил Плохиш. - Мне ведь конкретно никто ничего не приказывал..." "Да, нет у тебя заказчика, как и у остальных безбожников, - вздохнув, согласился ефрейтор. - А без заказчика все перечисленные сдохнут. Кому-то повезет, монарх пригреет или граф Оливарес. Но остальные точно сдохнут". Плохишу вновь стало грустно, и он попытался сосредоточится на возможной помощи графа. Антипов оставил его под деревом, а сам стал пробираться наверх, будучи уверен, что Плохиш никуда не денется.

В штабе закончилось заседание. Роль финального аккорда, как водится во всех приличных армиях - что у Юциферова, что у Христосенко, - играла общая профилактическая порка. Увидев плетку, Лев, извините, Толстой, заплакал. Он сказал, что одной его слезинки должно быть достаточно, чтобы прекратить экзекуцию. Но Л.Юциферов был неумолим. "Если папа выпорол сына, выходит, что сына он не любит?" - приговаривал он, разминая плечо. "Может быть, извините, Лев пропитан идеями о правах человека и убежден, что нет на Земле таких людей, к которым следует применить исключительные меры?" - продолжал полковник, обмакивая плетку в слабый раствор соляной кислоты. "Принцип ортодоксальной жесткости, при всем своем видимом авторитаризме, является самым демократичным решением. Свод правил дается в виде эзотерических знаний, через пророческие откровения (тут монолог был кратковременно прерван воплем Толстого). Хотя религиозные постулаты и объясняются научным образом или бытовой логикой, но имеют жесткость аксиом, дабы их целесообразность каждому не разъяснять, причем языком индивидуально адаптированным," - закончил мысль Юциферов, показывая знаками всем остальным, что надо снимать штаны. Правда, только у борисов моисеевых это указание вызвало энтузиазм. Михаил и Михаил Шемякины тяжело вздохнули и привычно закурили опиум, приглушающий боль. По окончании порки был объявлен отбой, и в штабе погас свет.

Конец 3-й серии

Серия 4-я и заключительная

Контрразведчик быстрым шагом приближался к чертовой высотке. Вдруг из-за дерева выскочила тень, резко протянув в сторону ефрейтора светящуюся полосатую палочку. "Несоблюдение скоростного режима называется нарушением правил движения, нарушение социальных законов (УПК, ГПК) называется преступлением, нарушение религиозно-этических норм называется грехом! - выпалил инспектор. - Словосочетание "духовный шантаж"..." "Похоже на оксюморон,"- жестко прервал его Антипов. Инспектор заткнулся. "Оксюморон" был отзывом, который знали только высшие чины Юциферовской армии. Его выведал для Антипова сам моисеев-Данко. Одолжив у инспектора мотоцикл и пистолет, который он постоянно забывал дома, Антипов крутанул газ и вмиг взял высотку. Но проникать было некуда. От штаба не осталось и следа; на вершине было только немного мусора, который вяло подметала, кряхтя, какая-то бабушка с длинным носом. "В цирке некоторые зрители верят, что женщину в ящике распилили. Как правило, это дети до 6 лет. Мне уже больше", - думал Антипов, щурясь на пустое место. "Эй, бабанька, огоньку не... то есть тут штаб был, ты не видела?" - спросил ефрейтор простонародным голосом для маскировки, подражая известному разведчику Шарапову. Бабка, не поднимая носа, прошамкала: "Был, был, милок. Только луна зашла давно. Пока не взойдет, они не вернутся". Странно. Та ли эта высотка? Антипов попытался вспомнить всю цепь событий, и решил, что, быть может, он слишком долго стоял у горящего куста. Надо бы пойти проверить, как там внизу Плохиш. Заодно и узнать, видел ли он тут штаб, или нет.

Антипов съехал вних и лихо подкатил к знакомому дереву. Но под ним никого не оказалось, только плащ-палатка лежала сиротливо, да потухший кальян. "Сбежал!" - догадался контрразведчик. Он стал колесить по темной долине в поисках подозрительного Плохиша, пока мотор мотоцикла не забулькал и не заглох. Осмотревшись, Антипов различил невдалеке какое-то деревянное строение, - то ли большой туалет, то ли маленький домик. Постучав для приличия, он зашел. Внутри была кромешная темнота. "Да уж, откуда тут свет,"- грустно подумал он, шаря рукой по стенам. Ничего. "Наверное, все-таки нужник, - решил контрразведчик, - но уж не храм, это точно". И пристроился у стены на корточках. В этот момент в домике раздался громовой голос: "А достоинство терять не следует. Ну, не до такой степени. Тут люди живут". "Кто здесь?" - хрипло крикнул ефрейтор, вскакивая на ноги и пытаясь хоть что-то разглядеть во тьме. "Случайный оленевод," - последовал ответ, и возле окна тускло блеснула седая борода.

Конец фильма

© 1484 E.Antipov, © 2002 G.Butuzov

 

 
: Органон
: Литературный журнал

©
Органон

  дизайн : Семён Расторгуев , 2008
  размещение сайта: Центр Исследования Хаоса