Органон : Литературный журнал
 

  критика
Блогосфера Органона

 

  Три штриха о Гоголе 22.04.2009 : ИГОРЬ МАЛЫШЕВ 
 


 

Хочу рассказать, одно из самых ярких воспоминаний детства связанное с Гоголем. Ноябрьским утром мать прохладными руками потрогала мой горячий лоб и согласилась, что в школу мне идти не стоит – заболел. И я остался в постели. Мать ушла на работу. Не зажигая света, я притащил из кухни приёмник и включил его. Передавали «Ночь перед Рождеством».

А теперь представьте себе. Ноябрь. Утро. Темно. Тихо. Человек лет десяти - двенадцати лежит в кровати и думает, что в ближайшие три дня ему точно не придётся идти в школу. А по радио рассказывают, как кузнец Вакула, едва не задевая звёзды, летит на спине чёрта в Санкт-Петерург за черевичками для красавицы Оксаны. Ну и как тут было не влюбиться в Гоголя?

 

Современный ли писатель Гоголь? Да, несомненно. Как показывает история, Россия постоянно меняется, чтобы неизменно оставаться прежней. И с непокорными горцами воюем не первое столетие, и западные политики всё так же смотрят на нас как на полудиких, хотя и могущественных, «московитов», и взяточничество процветает, пусть даже и называется теперь «системой откатов», и казённые средства разворовываются, хоть и зовут этот процесс «распилом», и ковыляют через бескрайние просторы дороги, в которых не увязнешь, так перевернёшься, и дядя Митяй с дядей Миняем опять не могут расцепить запутавшихся лошадей… Дети перемазанные землёй и земляничным соком, всё так же бегают в лугах; неспешно и плавно текут, оглаживая песчаные плёсы, реки; колокольный перезвон звонким стеклом рассыпается по грязным улицам городов и затихает в диких полевых травах, по-прежнему светятся в ночных лесах цветы папоротника, танцуют русалки по берегам сонных озёр, и некий длинноносый мальчик, работающий мелким клерком в пыльной конторе, не спит, пишет, пишет обо всём этом ночь напролёт…

Ничего не меняется. Всё та же вековечная тоска и мучительное счастье русского бытия.

 

Считается, что талант Гоголя особенно ярко проявляет себя на стыке язычества и христианства. И действительно, восхищение природой, её красотой, силой, у него едва не переходят в обожествление. И это при том, что Николай Васильевич был глубоким и искренним христианином. Долгое время мне чудилось здесь какое-то саднящее противоречие. Причём, я отчётливо понимал, что противоречие это надуманное, что называется, от головы. Внутри я всегда чувствовал, что Гоголь абсолютно гармоничен. И русалки, и цветы папоротника, прекрасно уживаются с «Выбранными местами из переписки с друзьями» и «Рассуждениями о божественной литургии».

Но это были всего лишь мои личные чувства, предчувствия и прочая эфемерная материя, которая голову успокоить может далеко не всегда. А потом в «Философии свободы» Н. А. Бердяева я наткнулся на любопытный отрывок. И всё сразу встало на свои места. Всё пришло в равновесие.

Вот что писал Николай Александрович: "...Третий Завет, завершающий диалектику истории, осуществляющий завет любви истинной антропологии, восстановит всю полноту язычества, но просветленного и освобожденного от тления, освятит всю плоть культуры, но осмысленную и побеждающую смерть. Вся языческая полнота жизни, так соблазняющая многих и в наше время, не есть зло и не подлежит уничтожению; все это богатство бытия должно быть завоевано окончательно, и недостаточность и ложь язычества в том и заключалась, что оно не могло отвоевать и утвердить бытие, что закон тления губил мир и язычество беспомощно перед ним останавливалось. Возрождение ценностей и благ языческого мира, всей заключенной в этом мире подлинной жизни, почувствованной языческим миром святости первозданной плоти, есть дело религиозное и с религией воскресенья плоти связанное...".

И так светло стало, когда дошёл до меня смысл этих слов. Как будто снова, как в первый раз, прочитал буйные, раздольные, степные «Вечера на хуторе близ Диканьки» - живое воплощение весёлого язычества Третьего Завета.




 

 
: Органон
: Литературный журнал

©
Органон

  дизайн : Семён Расторгуев , 2008
  размещение сайта: Центр Исследования Хаоса