Органон : Литературный журнал
 

  критика
Блогосфера Органона

 

  "Большая книга". Три мини-рецензии 24.08.2008 : ИГОРЬ МАЛЫШЕВ 
КРИТИК КРИТИКОВ 


 

Рустам Рахматуллин. "Две Москвы, или Метафизика столицы".

К сожалению, на сайте «Большой книги» представлен только маленький отрывок из книги Рустама Рахматуллина «Две Москвы, или Метафизика столицы». Уж не знаю, почему так пожадничали организаторы, почему ограничились таким небольшим объёмом, но, по-счастью, здесь тот случай, когда «льва узнают по когтю».

Как нетрудно догадаться из названия, эта книга из серии «москвоведение». Но не просто перечисление домов с указанием даты постройки и фамилиями именитых жильцов. Нет, здесь вскрываются тайные, невидимые нити, связывающие исторические события, районы Москвы, дома и их владельцев. Москва предстаёт опутанной тонкой, но очень плотной паутиной, видимой совсем немногим.

Например, какая связь между князем Пожарским, освобождавшим вместе с «гражданином Мининым» в 1612 году Москву от поляков и графом Ростопчиным, организовавшим поджог Москвы в 1812 году? Связь эта метафизическая и называется огонь. Начать, хотя бы, с фамилий. С Пожарским и так всё ясно, а фамилия графа берёт начало от должности и фамилии его предка – татарина Растопчи, т.е. человека топившего печи, истопника. Пожарский спасал город от поджога польскими интервентами, Ростопчин же, как было сказано, сжёг его перед приближающимися французами. Ну, и в довершение, дом графа-«поджигателя» находится на месте бывшего владения князя-«огнеборца». Т.е. имеется «связь, видимая только историку домовладений». Интересно, не правда ли?

В общем, ещё одно доказательства мистичности и метафизичности нашего мира.

У книги (точнее, прочитанного мною отрывка) есть только один недостаток. Она довольно запутана и сложновата для чтения. Но, в данном случае, напрягаться есть смысл. Усилия окупаются.

 

Руслан Киреев. "Пятьдесят лет в раю".

Книга воспоминаний. «Рай» - это литература. «Пятьдесят лет в раю» - пятьдесят лет в литературе, соответственно. Человек вспоминает свою жизнь, начиная от самого раннего детства и заканчивая даже не сегодняшним днём, а октябрём 2008 года, потому что именно тогда и исполнится ровно пятьдесят лет его «райской жизни». В книге десятки портретов людей, с которыми сводили автора извилистые литературные дороги: А. Проханов, В. Маканин, В. Катаев, Л. Аннинский, Л. Зорин, М. Рощин, А. Ким, А. Солженицын…

Киреев рассказывает, как он писал свои книги, как его знакомые и родственники превращались в персонажей, как жизни и смерти реальных людей становилась сюжетами.

Здесь нет попыток свести старые счёты, желания оправдаться перед кем-то, вытащить на свет божий грязное бельё. Единственный человек, которому достаётся, что называется, «по-полной» - сам Руслан Киреев. А в остальном, это очень спокойная и миролюбивая книга. Возможно, даже слишком спокойная и миролюбивая, поскольку, если воспринимать её как портрет эпохи (а по масштабу она именно им и является), то такая политика избегания острых углов только искажает реальность. Возможно, неправильно, упрекать человека за мягкость при написании воспоминаний, но слишком уж близко находятся спокойствие и скука.

Широкой публике книга вряд ли будет интересна, её читатели, в первую очередь, те, кто связан с «райским» миром или отчего-то им интересуется. Таких сейчас немного.

 

Илья Бояшов. «Танкист, или «Белый тигр».

Трудно сразу определить жанр этого произведения. Я бы сказал, что это нечто на стыке военной и техногенной (если такой термин вообще существует) прозы, с элементами фантасмагории и рыцарского романа. Да-да, именно так.

Действие происходит во время Великой Отечественной Войны. События начинаются сразу после сражения под Прохоровкой на Курской дуге и заканчиваются в Чехии в мае 45-го.

Сюжет построен на погоне русского танкиста по прозвищу Ванька Смерть за неуловимым «Белым Тигром» - танком с такими немыслимыми возможностями, что даже немецкие военные инженеры говорят о его сверхъестественном происхождении. «Белый Тигр» возникает словно бы из ниоткуда, уничтожает десятки наших танков и исчезает. Он никому не подчиняется, никто не знает, где он объявится в следующий раз.

Иван Иванович – Ванька Смерть – этот Дон Кихот, ведомый местью, и сам словно бы сошёл с офорта Гойи. Под Прохоровкой он обгорел почти до полной потери человеческого облика. При виде его головы, торчащей из танкового люка, и враги, и соратники, и мирное население теряют дар речи. Он несётся впереди наших войск, ужасный, как ангел возмездия, пришедший воздать Германии за её злодейства и бесчинства. Все его мысли и всё его существо занимает «Белый Тигр», он чувствует гарь его мотора среди выхлопов десятков тысяч других танков, слышит вибрации его корпуса в хаосе содрогающейся от войны Европы. В небе, над головой Ивана Ивановича – в танковом шлеме восседает великий Господь, к которому попадают все танки после смерти.

В этой книге нет людей как таковых. Это история о борьбе машин со злом, олицетворением которого стал «Белый Тигр». Ванька Смерть – рыцарь без страха и упрёка, в котором не осталось ничего человеческого, он дух мести, управляющий танком. Его экипаж тоже не люди – химеры, страсти. Наводчик Крюк великолепный стрелок, мародёр и насильник. Заряжающий Бердыев – вечно пьян и способен украсть алкоголь из-под любых замков. В качестве памятника на его могиле ставят канистру. Вне войны такие персонажи существовать не могут и поэтому сразу после Победы оканчивают свои похождения. Первый – у стенки, второй – отравившись техническим спиртом.
Ванька же в одиночестве продолжает свою вечную погоню.

Читается «Танкист…» легко, отрываться от книги не хочется. Но я, честно говоря, больше люблю, когда в книгах действуют люди.




 

 
: Органон
: Литературный журнал

©
Органон

  дизайн : Семён Расторгуев , 2008
  размещение сайта: Центр Исследования Хаоса