Органон : Литературный журнал
 

  критика
Блогосфера Органона

 

  "Большая книга". Две мини-рецензии 22.07.2008 : ИГОРЬ МАЛЫШЕВ 
КРИТИК КРИТИКОВ 


 

«Большая книга» - премия серьёзная. Ну, уж, по крайней мере, денежная, а, значит, престижная. Маясь желанием почитать что-нибудь, я залез на её сайт и скачал две книги: «Русский роман, или Жизнь и приключения Джона Половинкина» Павла Басинского и «Асан» Владимира Маканина. Прочитал довольно быстро. И не без интереса. Теперь попытаюсь сказать о них что-нибудь.

«Русский роман…»
Первое, что поражает в книге – огромное количество героев. И это не те герои, которые подобно гоголевской «унтер-офицерской вдове», мелькнули на мгновение и снова исчезли в небытии, оставленные творцом, нет, здесь все герои действующие. Они непрерывно перемещаются, знакомятся, влюбляются, ссорятся, убивают, умирают, всё более и более запутывая сюжет.
Читать роман нужно быстро, запойно, иначе, как сказала одна моя знакомая, «просто забудешь, о чём вообще идёт речь». Впрочем, прочитать эту книгу «запоем» совсем не сложно, она интересна. У неё довольно упругий детективный сюжет с массой загадочных происшествий, смертей, исчезновений, рождений... И вокруг ветвей этого детективного сюжета, как тропические лианы, обвиваются остальные сюжетные линии: любовная, конспирологическая, мистическая, духовная… проще сказать, чего там нет.
В общем, в романе всего много, героев, событий, стилей, вечных вопросов… Похоже, это и было одним из замыслов Павла Валерьевича - смешать в одной книге всё и вся, составить мозаику из общих мест «русских романов». И это ему удалось. Но, как оборотная сторона такого изобилия – легковесность. Герои зачастую прорисованы бегло, схематично. К ним не привыкаешь, с ними не сживаешься, и когда некоторые из них умирают, это не вызывает особых эмоций. Обсуждение «проклятых» русских вопросов – веры, вины, долга, также происходит спешно, легко и словно бы невсерьёз.
В романе, конечно же, есть психологически сильные места. Те же душевнобольные, танцующие вальс под единственную на весь «дом скорби» затёртую пластинку. Кажется, что вот ещё немного, и захочется заплакать вместе с Джоном Половинкиным, но… следует конец главы. Сюжет несётся дальше, прихотлив, нетерпелив, стремителен.

 

«Асан»

Место действия – Чечня. Время – первая и вторая чеченские войны.
Сюжет прост. Начальник военного склада делает маленький бизнес на фоне боевых действий. Он не вор, просто взимает свою «десятину» за доставку горючки и других жизненно необходимых грузов по прокалённым горным солнцем дорогам. Через обрывы, мины, через засады боевиков, с которыми иногда можно договориться, а иногда нет. Через бесчисленных посредников он отслеживает и выкупает «ямников» - наших солдат, попавших в плен. За каждого «ямника» он получает от комитета солдатских матерей одну тысячу долларов. Если предлагают больше – отказывается, у него свой кодекс чести.
В повести нет положительных героев. Есть умение выжить, пробалансировав на тонкой грани между жизнью и смертью. Есть справедливость, дружба – странные, не всегда понятные нам, не бывшим на войне. Есть проблески жалости к слабым. Здесь проще. Жалость вообще проста. Есть любовь к живущей в далёком и мирном Ковыльске жене, приехавшему погостить отцу, человеку крепко пьющему и без умолку болтающему о судьбах России… Тут тоже всё просто и понятно.
Что касается названия, то Асан - это древнее языческое божество кавказских народов. По версии одного из героев, его имя происходит от Александра Македонского, когда загнанные высоко в горы его фалангами чеченцы, дагестанцы, ингуши, придумали в противовес великому завоевателю своего Александра – Асана, кроволюбивого и страшного бога.
По вечерам в радиоэфире Чечни слышны позывные «Асан хочет крови» - это когда колонна гуяров поймана в ущелье и её необходимо добить, иногда «Асан хочет денег» - это когда правоверные и гуяры могут договориться. Кровь и деньги в книге – понятия родственные и часто взаимозаменяемые.
Не знаю, насколько близко Владимир Маканин соприкасался с этой войной и насколько хорошо он знает её изнанку, но когда читаешь книгу, ему веришь. По крайней мере, я верю.




 

 
: Органон
: Литературный журнал

©
Органон

  дизайн : Семён Расторгуев , 2008
  размещение сайта: Центр Исследования Хаоса