блог Ольги Орловой

блогосфера Органона

22 Ноябрь 2008

Женское ставрогианство

Духовное мещанство. Порождает странную версию раскаяния через восхищение. Чисто женское. У мужчины — через брезгливость. Ставрогин про Матрёшу («У Тихона»). Но в этом же и его мирской аристократизм. И то и другое — к Вавилону — «смешению» светского и церковных пространств, разной социальности — ликующий хаос, бунт, раскалывающий мир. В женском гротеске изобилия та же пустота, что и в убыли у мужчин.

резонируя на читаемых сейчас «Бесов» Ф.М.

*
Мужчина сам грешит, женщина — соблазняет.
В него все влюблены, она — сама влюбляется во всех.
Он расточает, хотя бы и отрицательные черные лучи, как потухшее Солнце, облучения которого жаждут, высасывают, выклянчивают из него. Она сама всех отражает, как обезьяна — на скоростях, податливо, без разбору, не зная статики и оформления. Кто умеет лепить из пламени? (про свой опыт когда-то: писать про него — всё равно, что пытаться лепить из лавы).
«Он творит архитектуру, как тело любимой женщины, вызывая к жизни нужный в данный момент бугорок или излучину». И потом: «Чтобы понять, что архитектура Асса красива, с ней надо поговорить». Это по мотивам слов С.О. Хан-Магомедова: «Когда критик в первый раз видит здание, он всегда сразу может сказать, красиво оно или нет. А вот про женщину так сразу и не скажешь, сначала надо с ней поговорить».
Женщина рецептивна. Кстати, С. Булгаков про Ставрогина писал, что тот рецептивен. В этом смысле моё — в попытке нащупать — «женское ставрогианство», может быть, более мужественно.
Мужчина разбрызгивает идеи, женщина сама исполняет всё и за всех. До самого конца… [претерпевший же до конца... Мне всегда казалось, что спасение может быть, где угодно, главное — довести линию до конца, за-предел.
[Простится ли нам наше бесовство?] Ужас пустоты может быть благодатным.

[...Трудничая в Дивеево, протираю стекло... Богородичная икона. Вглядываюсь... Вижу себя. Убираю выбившуюся прядь из-под косынки.

- Дорогуша!
Оборачиваюсь: знакомое лицо. И она меня неожиданно узнаёт. Кивает, как это делают, укоряя, пальчиком грозит:
- Это большой грех — смотреться в икону, как в зеркало...
Но мы уже улыбаемся друг другу — огонёк затеплился в миг узнавания.
- Простите!
- Пришла! — она взмахивает руками. В чёрном овале узнаю слепенькие усики над губой. Была бы грузинской княжной...]

29 Сентябрь 2008

Волейбольное заново-я

olga @ 21:46, написано в рубрике: Ритмы памяти — Метки: , , , , , ,  

Я выхожу в первый день такая печальная уставшая от Москвы девочка и говорю мужчинам:

– Пустите меня в игру.

И им меня жалко. И они впускают. А у меня ничего не получается. Мяч выписывает такие никчемные траектории. Но они улыбаются и терпят. И я им в ответ так идиотически улыбаюсь: «Мои милые черти!»

И спускаюсь в берлогу к маме и одной очень-очень интересной женщине, живущей прямо у моря.

– Тебе надо напиться! – говорит она мне.

– Что?!

– Тебе надо напиться!

И больше ничего не объясняет. Просто говорит:

– Доверься! – и улыбается. – Это второе, что тебе надо будет сделать.

И наступает день второй. Я бегу на встречу: «Здравствуйте, это… черти! впустите опять играть».

И они удивляются. И быстренько разбегаются и ставят меня в центр. Там я каждой частью своего тела – даже спиной – ощущаю все их то удаленные, то безумно: «Ах! Прости, это твой, прости!» близкие тела и души, и… глаза. Чувствую, все вдыхаю. Но дышу очень тихо. Чтобы кто-нибудь не подслушал. И ни до кого не доходит, что происходит.

И нам всем уже лечге: наши кости размяты. Мы немножко богаты красотой и изысканностью движений.

И я иду бродить в ночь сквозь растения. Снимаю с себя всё и прыгаю по камням в бушующее море. И плыву. Далеко, далеко плыву. Хотя днём боялась.

– АААААААА! А вдруг акула?

И мама улыбалась. И ширила в небо глаза.

И наступал день третий. О! Эти лесенки, спуски, подъемы… А главное коммунистический SkyExpress, на котором я туда-обратно смоталась! Рождают принцесс!

И я спокойно иду к мужчинам. И они меня уже ждут. И мы меняемся местами. И наши годы идут. И удары точны, как карты, темных южных ночей. И тут начинается что? Ливень! Прямо с Его очей! Всемирный прямо-таки потоп! Тихо стучится и брызжет – по тротуарам: бамц-бамц-бамц! (я прыгаю) – в грот! Это такая устроенная в скале беседка. Там играют в бильярд. Катают, в терминологии Семёна, глаза. И я долго вглядываюсь в их цветные зрачки, значки, цифорки. А они успевают посмотреть в меня, прежде чем кто-то им вмажет.

А потом сауна и… ты не поверишь кто! Отсутствие. Ибо это самая интересная тема. Что даже скупердяйка мама (пенсия бомжовская в районе 1400 р., ибо связь между военкоматами мира нарушена) соглашается и отпускает меня в нее. Что можно делать в сауне всю ночь? Думать.

А потом я возвращаюсь в бильярдную и там уже играют в шашки и в шахматы. И я снова смотрю. Шах. Мат. Ход конем. В дамках. Бита. И всё вспоминаю. И всех прощаю. И всех снова и снова люблю.

Юг, 2007

Работает на WordPress

© 2008—2009, Органон ,   Блоги Органона.

При использовании любых материалов ссылка на данный блог или Органон обязательна.
© Wordpress—блог на www.cih.ru.   Тех. поддержка: heliar.   Дизайн wp—темы: Семён Расторгуев.