блог Ольги Орловой

блогосфера Органона

26 Май 2009

Брод устроил

Вернисаж Александра Бродского «Окна и фабрики» в галереи М&Ю Гельман, 21 мая 2009 года

готов

Александр Бродский, Олег Кудряшов, Александр Джикия, Юрий Григорян, Марат и Юлия Гельман, Андрей Савин, Евгений и Снежина Асс, Илья Уткин, Евгений Монахов, Лаврентий Бруни, Евгений Корнеев, Гор Чахал, Александр Константинов, Андрей Чельцов, Давид Саркисян, Алёна Иванова, Михаил Белов, Лара Копылова, Мария Бродская мл., Мария Бродская, Александра Павлова, Юрий Григорян II и др.

Приходите смотреть



Скоро страницы: выставка, окна, подробности

10 Март 2009

куклы Бродского

На пост Василины Орловой: Устаревшие куклы.

А как тебе такая ‘куколочка’, Василин?

ку брод

Это от моего любимого архитектора Александра Бродского. Такой антигламур. Семён смеётся: по типу вуду.
В «Коммерсанте» в репортаже с выставки звездных кукол так и написали:
«Это сооружение архитектора Александра Бродского тоже почему-то называется куклой».

Но есть у него, например, еще вот такие:

арх бродский

Архитектор называется, Штуковина в соавторстве с Ильей Уткиным, Коллекция немецкого музея архитектуры, Франкфурт-на-Майне, Германия, 1988 г.

есть вот такие вещицы, слепленные из глины:

brod

Инсталляция Серое вещество, в галерее Рональда Фельдмана, Нью-Йорк, 1999.

***
В одной из своих статей Петер Цумтор (насколько мне известно, в последнее время любимый архитектор Бродского) подробно описывает хруст гравия под ногами, скрип входной двери, металлическую дверную ручку и швы между плитками на кухне в доме своего детства. Он говорит об этих детских воспоминаниях, как о сильнейших импульсах, постоянно влияющих на его архитектурное творчество.

С подобным чувством я разглядывал бесконечный стол инсталляции Бродского “Серое Вещество” (Нью Йорк, 1999). На нем расположились сотни глиняных ве-щей и вещиц, даже не вещей, а их хрупких проекций, не совсем точных, слегка деформированных, как все воспоминания. Из всего множества этих глиняных памятничков меня, почему-то более всего зацепило пресс-папье.

бродский

Потом я целый день думал об этом предмете. В памяти всплыл мраморный чернильный прибор на большом столе, за ним потянулась какая то сумрачная комната в огромной ленинградской коммуналке. Я вспомнил, из какого мрамора было это бабушкино пресс-папье, как отвинчивалась бронзовая (или деревянная?) ручка и как подсовывались под крышку бледно-голубые листы промокашки. Вспоминал лиловые палимпсесты отпечатков, сгущающиеся к середине, и даже повторил кистью руки характерное волнообразное движение. Вслед за пресс-папье и все остальные объекты со стола - “Мальчики с собакой”, ремни, шапки и грелки - настойчиво потянули из памяти другие пространства, другие комнаты.

В этом было много “архитектурного”.

Это смутное понятие определяет для меня поэтическую составляющую архитектуры. За ним нет ни определенного стиля, ни конкретного формального языка. Оно принадлежит совершенно особому типу профессиональной чувствительности к формам и способам пространственного бытия, обитания (в хайдеггеровском значении этого слова), деталям и подробностям мира. Собственно эта чувствительность и делает архитектора художником.
Это как раз случай Бродского.

//Евгений Асс Архитектурное. Случай Бродского// «Проект Россия», №16, 2002 г.
полный текст статьи на сайте автора
бродский

Видимые части. Инсталляция в подвале галереи Рональда Фельдмана, Нью-Йорк, 1996.

Вот такое яйцо не игрушечного масштаба:

яйцо бродский

Инсталляция ПЕРСПЕКТИВА (совместно с Ильёй Уткиным), Нью-Йорк, Ronald Feldman Fine Arts Inc., США, 1990 г.

всякие психоделические фургонцы:

психдел фургон бродский

и вот ещё:

вещи бродский

Работает на WordPress

© 2008—2009, Органон ,   Блоги Органона.

При использовании любых материалов ссылка на данный блог или Органон обязательна.
© Wordpress—блог на www.cih.ru.   Тех. поддержка: heliar.   Дизайн wp—темы: Семён Расторгуев.