блог Ольги Орловой

блогосфера Органона

24 Ноябрь 2008

Архитектура Достоевского и Баха

Автобиографическое:
В этой жизни стоит научится двум вещам: работе любви и созерцанию красоты. Мужчины, смерть, а я — что? Любимый человек в гробу. Танцующий схлоп ткани. Красное. Надвигалась, как тачанка. Катастрофа. Пасмурный День света. Никогда не гладьте мужчину по голове. Тебя муж бросил? Три поцелуя для гота. Имена Апокалипсиса. Не-на-бу-ма-ге!… Архитектура Баха.
— и многое другое: пост с незамысловатым названием «С блондином» в архи_блоге

И ещё в продолжение Аэропорт. Открываю Бесов и Женское ставрогианство здесь Архитектура Достоевского: изгибчики и колено — в архи_блоге

22 Ноябрь 2008

Аэропорт. Открываю «Бесов»

olga @ 23:46, написано в рубрике: Ритмы памяти — Метки: , ,  

И я покупаю билет SkyExpress. Бегу с венецианскими сумками наперевес…
[...]
Аэропорт. Открываю «Бесов». Рейс откладывают. Я строчу по буковкам: где ЭТО? Где потухшее солнце? Где исчерпавший себя Бог? Где поцелуй на вылет? А Достоевский мне гложет рот дрянью какой-то родительской пыли… Но мне не терпится про то, про молодость, про бараки… И я набираю скорость, что мелькают вокруг флаги. Я бегаю по Аэропорту, закусываю во всех буфетах, и продолжаю читать про ЭТО… Всё! Он ее поцеловал! Убираю книжку в сумочку. Начинается регистрация. Какая-то девушка просит ей коммунистически пронести сумки из Голландии, я соглашаюсь, но и моих усилий мало, сумки слишком большие, нас собирается для карнавала такая маленькая чудо-Россия. И мы ей бесплатно провозим ее тюфяки.
- Жидкость есть?
- Нету.
Кроссовки, корзины, пакеты… А потом опять зал ожидания. Ночь. Утро.
- До пяти успеем.
- Прорвемся.
Нас неистово гонят в эту… штучку и мы в ней несемся. Тут передают по рации:
- Вы куда? Мы еще не убрались!
А здесь отвечают:
- Да ладно! Езда, так езда без правил!
И мы несемся дальше по спящему аэродрому. А там орут:
- Мы еще не заправились!
А здесь отвечают:
- Дома, — и делают круг почета, но скорости не сбавляют, и это мне напоминает что-то…
А потом быстренько-быстренько погоняют по трапу. И стюардесы нам улыбаются. А этих белых штучек на креслах нету. И мне это нравится… И публика вся в доску простая: мужики матерятся, лапают, курят (так, что стюардесы икают прямо у самого трапа), не уступают место у окошка, называют «блядью»… и в общем делают все немножко весело и прилагательно. И ты уставшая встаешь на взлете и шаткой походкой шагаешь мимо, садишься в пустые ряды при входе и смотришь взметнувшейся стюардессе в спину. Илюминатор: подробно, мутно, опять подробно… Такая маленькая ночная карта со всей моей жизнью бесподобной.

Стукнулись и — нет аплодисментов… — продолжение следует. — [Здесь не умеют чувствовать чудо и т.д.]

Женское ставрогианство

Духовное мещанство. Порождает странную версию раскаяния через восхищение. Чисто женское. У мужчины — через брезгливость. Ставрогин про Матрёшу («У Тихона»). Но в этом же и его мирской аристократизм. И то и другое — к Вавилону — «смешению» светского и церковных пространств, разной социальности — ликующий хаос, бунт, раскалывающий мир. В женском гротеске изобилия та же пустота, что и в убыли у мужчин.

резонируя на читаемых сейчас «Бесов» Ф.М.

*
Мужчина сам грешит, женщина — соблазняет.
В него все влюблены, она — сама влюбляется во всех.
Он расточает, хотя бы и отрицательные черные лучи, как потухшее Солнце, облучения которого жаждут, высасывают, выклянчивают из него. Она сама всех отражает, как обезьяна — на скоростях, податливо, без разбору, не зная статики и оформления. Кто умеет лепить из пламени? (про свой опыт когда-то: писать про него — всё равно, что пытаться лепить из лавы).
«Он творит архитектуру, как тело любимой женщины, вызывая к жизни нужный в данный момент бугорок или излучину». И потом: «Чтобы понять, что архитектура Асса красива, с ней надо поговорить». Это по мотивам слов С.О. Хан-Магомедова: «Когда критик в первый раз видит здание, он всегда сразу может сказать, красиво оно или нет. А вот про женщину так сразу и не скажешь, сначала надо с ней поговорить».
Женщина рецептивна. Кстати, С. Булгаков про Ставрогина писал, что тот рецептивен. В этом смысле моё — в попытке нащупать — «женское ставрогианство», может быть, более мужественно.
Мужчина разбрызгивает идеи, женщина сама исполняет всё и за всех. До самого конца… [претерпевший же до конца... Мне всегда казалось, что спасение может быть, где угодно, главное — довести линию до конца, за-предел.
[Простится ли нам наше бесовство?] Ужас пустоты может быть благодатным.

[...Трудничая в Дивеево, протираю стекло... Богородичная икона. Вглядываюсь... Вижу себя. Убираю выбившуюся прядь из-под косынки.

- Дорогуша!
Оборачиваюсь: знакомое лицо. И она меня неожиданно узнаёт. Кивает, как это делают, укоряя, пальчиком грозит:
- Это большой грех — смотреться в икону, как в зеркало...
Но мы уже улыбаемся друг другу — огонёк затеплился в миг узнавания.
- Простите!
- Пришла! — она взмахивает руками. В чёрном овале узнаю слепенькие усики над губой. Была бы грузинской княжной...]

Работает на WordPress

© 2008—2009, Органон ,   Блоги Органона.

При использовании любых материалов ссылка на данный блог или Органон обязательна.
© Wordpress—блог на www.cih.ru.   Тех. поддержка: heliar.   Дизайн wp—темы: Семён Расторгуев.