блог Ольги Орловой

блогосфера Органона

2 Октябрь 2009

культуролог спонтанно с вернисажа Русское бедное

olga @ 21:34, написано в рубрике: Такое

Приходите смотреть фоторепортаж с выставки «Русское бедное».

Здесь некоторые спонтанные записи культуролога после вернисажа.

Продолжаем с поэтом Ш. диалог вокруг снимка с уходящим Маратом Гельманом (рецитирую), продолжаем обсуждать-рассматривать фоторепортаж «Русское бедное»:
Ш. (еще и каррикатурист):
— Если к этой кошляковской металло-руке пририсовать веревочки, получится человечек-марионетка.

В связи с этим вот такой еще вопрос возник:
Понятно, что искусство может двигать художником… Гением — как марионеткой. Если вспомнить, как дефинировал талант и гениальность Николай Бердяев: «гениальность — совсем не есть большая степень таланта», она качественно отличается от таланта, несет на себе отпечаток «жертвенности и обреченности» и далее (дополняя) почти религиозные механизмы исполнения не своей воли и т.д. Здесь — власть арта. Как христианину надо сораспяться Христу, здесь искусству? Где грань между искусство-идол / искусство-Бог? А как на счет дьявола? Навящевая ассоциация Русского бедного с Воландом — в конце написания этого поста разрешилась)).

А что движет куратором? Может ли им двигать искусство (по сути, получается чужое?)?

Тот же Бердяев, отмечая, что «творческий акт всегда есть освобождение и преодоление», разграничивал «творческий порыв» и «творческий акт», считая целью первого — «достижение иной жизни, иного мира, восхождение в бытии», а результатом второго — книгу, картину, сейчас — инсталляцию (что уже сближает акт с порывом), выставку.

Не все представленные на «Русском бедном» работы восходят, имеют в своей основе «порыв», много просто «актов».
Хотя некоторые, безусловно, шквальны: Ольга и Александр Флоренские, Валерий Кошляков, Александр Бродский — тоталоманы. Но даже там, где работы инструментальны — это не важно, потому что всё покрывает порыв-оркестровка куратора.

Недавно писала про творческий метод Юрия Лужкова (+ различные царьки ниже и ниже). Есть такая разновидность администратора (куратора, можно сказать), которые творческих людей пользуют, как тюбики, чем больше выжать, дожать, домурыжить, тем больше моего вклада и лучше итог, абсолютная дебелость на тему: количество выдавленного «творческого вещества» — ещё не гарантия качества результата.

У Гельмана всё наоборот. Понятно, что в искусстве нет этой, как в архитектуре, идиотской практики замечаний и доработок. Художники у Гельмана светлы, как дети в своем священном ужасе игры. Но в то же время всё без натуги гармонично слито: странно сказать, что без Жанны Кадыровой не играл бы Кошляков, но тем не менее. Ржавая беспредельность — лучший выход всегда насквозь! — гофро-потусторонне меж мазков рывков скточа ограняется кафелем на клею — детские цвета, когда мир еще мал. Между ними Дмитрий Гутов — уже загоняющий металл в рамки. Мера за и мера здесь. Мера имеет большой смысл в экспозиции.



***
Почему-то онлайн уже легче размышлять, пишу куски сюда, в личную переписку, потом соединяю, потом — текст. Редактора, правда, ругаются, надо излагать-расскавать, а не рассуждать)) Но на это есть собственный ресурс. Действительно тексты часто приходиться выхолащивать — не только от личных ассоциаций, с которыми мы нежны, но и динамики взятия мысли.

Вообще мне мой метод напоминает, как Александр Бродский с Марией шли с «Русского бедного», а я вышагивала перед ними обратным ходом на каблуках:

— У меня не получилось! — смотрю на диспей, болтаю головой, как пьяница от закуски — Мутно!

Шагаю дальше задом неперед: еще один снимок, еще… Бродский не перестают подмигивать, а у меня всё не выходит кадр, снова и снова, ещё, набираю скорость, чтобы не срезать голов)) Остановка! Резко торможу:

— У меня получилось!

Кстати, напомнила себе сейчас талмудическое: Еврей по жизни пятится вперед. Когда-то этой формулировкой, только вернувшись из Израиля (стажировка по еврейскому культурному мифу) третировала Бродского:

— Ну, меня били в детстве, как любого нормального еврейского мальчика…

В ЖЖ у Марата Гельмана: «когда я мониторю высказывания по ключевым словам “русское бедное” и год назад и сейчас - первым выскакивает фраза из школьного сочинения:
Великий русский художник Левитан родился в бедной еврейской семье»

Я же у Бродского спрашивала про творчество, по-моему, эта формула весьма адекватна его методу: с нежностью и жалостью рассматривая Было (Бродский — Орфей в роддоме). Хотя пару лет назад на счет Бродского вывела ещё одну: «Память о том, что будет» (текст по ссылке). У него же все эти «морщины» объектов — напоминание о том, что будет потом. Руины заново. Окна насквозь (раньше выносили покойников). Никто еще не придумал проект «Летающие покойники» — вот была бы тема для «Мёртвых душ»! Как с многоэтажек, небоскребов гробы летят)) Насчет, «Окон и фабрик» вообще писала, что Брод космогоничен: образ раздвинутых женских ног — первое окно в мир, младенец видит в первую секунду вечность (опять талмудический миф!) — и Бродский его воплощает в концепции выставки. Меня, кстати, потрясает, как Бродский, не зная, на какой-то исконной интуиции реализует еврейские штуки, паттерны сознания и т.д.

Еще там про объединение у Бродского прямой и обратной перспектив: если Кошляков рвёт (раньше «одевал» пространство), Флоренские населяют пограничье, от чего уже жутковато — это такие босхические существа, а вот эта изящная ‘существа’, по-моему, пронзительно пищала:


…я как всегда, чувствую на выставках запахи, слышу голоса…

И если Игорь Макаревич — соорудил склеп — то Бродский явно потусторонен. Он уже там! Если у Макаревича кости — древесный черепок Буратино: здесь много ассоциаций, но пока речь не о них — это кладбище сказок задает хорошую перспективу восприятия Бродской рисовано-выцарапанной-испитой ойкумены как загробного мира культуры. Причем, если когда-то писала про обратную перспективу искусства начала прошлого века: …авангард — трангрессивен, но это прорыв в никуда, в бездну: если долго вглядываться в бездну, бездна начинает смотреть в тебя (Ницше). Про антииконичность авангарда: кто на месте Бога? То рассеивающая поэтика Бродского просто снова ставит личный вопрос: хотите, подумайте. Бродский вообще на удивление не диктатор, не вождь при всем масштабе его дарования:
— Куда идти?! Да так, побродите…
Нельзя же делать идола из этих лобоносиков-бедняг, чьи надгробия из чайных пакетиков?

Да, у Гельмана экспозиция тоже (не могу избавиться от этого тоже: хотя не знаю, в каких творческих соотношениях куратор с ‘генералами’ его экспозиции) космогонична — это же карта Вселенной! Крыло Полисского — посюсторонность. Этот желтый лифт на песочном пути (кто авторы, подскажите), словно перемещает. Сначала неясность зрения: бечевки окрестности Витаса Стасюнаса, потом — добытый уже из недр — углевый ‘акмесимволизм’ Владимира Анзельма. После — максимально здешний брутализм Николая Полисского. Эти зеркальные штучки на цепях и вращающихся бревенчатых механизмах — вовсе не создают зазеркалья! — они мерцают, собирая из кусочков образ тебя здесь. Зритель возвращается самому себе. Но может вернуться в анклав иного. Потрясающе глубокое пространство!


На счет Воланда: дьявол не обладает космогонической опцией.

***
Смешно там на экспозиции Полисского встретились с Бродским. Я тогда была еще без приглашения (потом смоталась к пиарщикам в Baibakov, мне там отложили). Гельман писал накануне в ЖЖ, что 25-го только по приглашениям, и я боялась, что меня вот-вот поймают и выгонят. Поэтому неслась скоростным галопом. У Полисского остановилась, осознав, что тупик. Глубоко дышу, внезапно встречаюсь лицом к лицу с Бродским, мелко оглядываясь:
— Что-то не нашла Вашу работу, — вглядываюсь в подробности трещинок и зазубрин на штуках Полисского, как будто Бродский мог что-то упрятать там.
У Бродского вид:
— Уп-с-с! — он так и качнул головой.
Помню, дикие взгляды его маленькой Маши и Саши. Действительно, понимаю, наверно, что-нибудь сморозила.
Бродский начинает ласково объяснять:
— Там при входе справа… слева!
— А-а, я со служебного входа, — попыталась отвертеться.
— Понятно.
Там есть служебный вход?

Работает на WordPress

© 2008—2009, Органон ,   Блоги Органона.

При использовании любых материалов ссылка на данный блог или Органон обязательна.
© Wordpress—блог на www.cih.ru.   Тех. поддержка: heliar.   Дизайн wp—темы: Семён Расторгуев.