Carmen Charonis

блогосфера Органона

21 Сентябрь 2010

Магический Театр жизни

horapollo @ 21:40, написано в рубрике: Новости—

All the world’s a stage,
And all the men and women merely players:
They have their exits and their entrances;
And one man in his time plays many parts,
His acts being seven ages…

W. Shakespeare, “As you like it”.

Существуют банальности, которые суть таковы, потому что банален их автор, и банальны его почитатели; такие банальности иногда хранятся многими поколениями обывателей в пыльных чуланах «жизненной мудрости» как семейные реликвии, откуда их извлекают по торжественным случаям, соответствующим «судьбоносным событиям», а точнее, тем редким пузырькам, тревожащим поверхность экзистенциального болота, каковые можно наблюдать при рождении очередной прямоходящей банальности, её бракосочетании с другой, и, в особенности, при их тихом погружении в перину небытия, сопровождаемом мотонным голосом пастора и глухими ударами комьев земли о деревянную крышку, что сливаются в бесконечную дробь осеннего дождя… Однако существуют банальности другого рода, которые стали таковыми, потому что стрелы их автора направлены слишком высоко, и попадают в уши среднестатистических любителей цитат, не задевая их сердце.Такие мысли банальны только в силу банальности повторяющих их людей; они похожи на волшебную лампу из арабской сказки, которую случайно купивший её на блошином рынке хозяин достаёт, чтобы похвастаться антикварной безделушкой гостям, и прячет обратно, не подозревая о скрытом в ней могущественном духе.

Мир – сцена, утверждает герой пьесы «Как вам это нравится», и мы играем на ней семь возрастов. Магический театр памяти, созданный магом и философом Джулио Камилло Дельминио за несколько десятилетий до рождения Шекспира, о каковом последний (как и любой культурный человек той эпохи) был прекрасно осведомлён, содержал семь секторов партера, каждый из которых представлял планету и мнемонически связанную с ней систему понятий и свойств, помещавшихся в семи рядах. Стоящий на сцене актёр, видел перед собой эту систему loci, первый ряд которых занимали боги, и мог с её помощью изложить любую идею не хуже Цицерона; но главное состояло не в этом. Осознавая различные идеи через локусы театра, актёр – то есть каждый из нас, all the men and women, - познавал единство и смысл вещей и явлений, движимых семеричным механизмом манифестации. В этом состояла магия Театра Дельминио: он не столько учил риторике, сколько трансформировал сознание. Комбинации образов театра образовывали тропы, которые, будучи запечатлёнными в уме, вели актёра к подлинному осознанию единства, то есть к овладению единым сознанием. Такая практика имела ещё одно следствие, на которое указывает слово «магический», но которое создатель театра не решался произнести открыто: достигший мастерства в театре памяти мог не только манипулировать образами, но, используя связь этих образов с нуменами, манипулировать реальностью, как маг в самом точном смысле этого слова. Однако для философа из Нолы, гениального последователя Дельминио и Луллия , смелость которого не знала ни догматических, ни конфессиональных границ, именно овладение реальностью, полное и конечное магическое могущество, стало недвусмысленно декларируемой целью, основа метода достижения которой была заложена им в работе De Umbris Idearum («О тенях идей»). «Театр» Джордано Бруно был круговым, а не амфитеатром, как у Дельминио, и ряды его «партера» были вращающимися, подобно кругам Ars Magna Раймонда Луллия. «Актёр», находящийся в центре круга и вполне осознавший устройство театра, исчерпав по ходу дискурса его комбинаторику, достигал высшей нуменальной сферы; в планетарном отношении он сливался с Солнцем, и этой центральной роли аполлонического начала в астрономии соответствовала система Коперника, которую Бруно горячо поддержал, но не потому, что был астрономом или сторонником «современного научного метода», но потому, что он был магом и метафизиком, и система Коперника больше соответствовала разработанному им магическому искусству, чем геоцентрическая. Быть может, этому гению удалось увидеть в развитии новой науки не столько способ познания мира, сколько инструмент создания материальных образов, каковые в его системе соответствовали теням теней идей, нижнему этажу реальности, пронизываемой светом абсолюта; быть может, этот путь открывал слишком многое, и его язык был своевременно поглощён языками пламени.

Вернёмся к театру Глобус, в конструкции которого столь много общего с магическим театром Камилло Дельминио. На сцене его большой копии, голубом глобусе Геи, расположились актёры, получившие роль в этом воплощении, и смотрящие в пространство космического партера с вопросом, надеждой, искренним непониманием или самодовольной скукой – мы с вами, дорогие читатели. Некоторым из нас досталась роль статистов, некоторым – героев; одни, сказав своё «слушаюсь», тихо сходят со сцены, чтобы не отвлекать внимание от основного действия, другие падают на авансцене, пронзённые кинжалом в кровавом свете прожекторов, широко раскинув руки, третьи сидят на высоком троне, изредка произнося многозначительные реплики, четвёртые поют, танцуют, создают движение и ощущение жизни, пятые в тёмных комбинезонах незаметно меняют декорации. Но это не статическое изображение, не игра в «живые картины», это сценическое действие. Каждая роль существует в развитии, каждому актёру назначено время выхода, и время его сценической смерти – или исчезновения за кулисами. Каждый появляется на сцене барахтающимся четвероногим существом, растёт, поднимается на ноги, горбится, опирается на костыль и падает в узкий деревянный ящик – если ему не была уготована трагическая роль, и его уход не должен состояться раньше. Но это не театр марионеток, не театр масок, где каждая роль ясна изначально, и ждать милосердия от Арлекина имеет не больше смысла, чем весёлых песен от Пьеро; мы меняем личины в каждом акте – если упрямство, непонимание или навязанные кем-то представления не заставляют нас пренебречь драматургией и застыть картонной маской до самого конца действия, бездарно растратив своё сценическое время.

Каждый из нас – банкетный стол богов, и каждый возраст несёт печать их игр, споров и побед. Ничего нет странного в том, что ребёнок, играющий в паровозы, и вырастающий в своих мечтах машинистом, становится в юности поэтом, а в зрелости – сухим исследователем древних языков; гораздо более странен мальчик, мечтающий в детстве о карьере менеджера, прилежно выучивающийся на менеджера, и умирающий менеджером. Юноша, разделяющий крайние политические взгляды – «правые» или «левые» - так же нормален, как зрелый человек, занимающий умеренную политическую позицию, и пожилой философ, исповедующий аполитейю. Однако явно глух к голосу богов человек, родившийся «правым» или «левым», живущий согласно этим лекалам, и искренне желающий умереть «правым» или «левым» - невзирая на эпоху, на изменения самого смысла этих понятий, на предательство лидеров, и на собственные сомнения. Такая мнимая «верность» - лишь одномерность, неспособность сбросить наваждение одного-единственного архетипа, непонимание гармонии Театра, его временнòго устройства, а значит – невозможность интегрального осознания и освобождения.

Однако развитие и многозначность не означают расплывчатости и незначительности ролей, и не оправдывают нерадивость исполнения. Чего стоит Гамлет, перед дуэлью с Лаэртом бросающий шпагу и хлопающий соперника по плечу: «Да ладно, это всего лишь пьеса, что мы в самом деле…»? Он будет освистан и театр приобретёт дурную славу. Каждая роль должна быть доиграна до конца, как можно лучше и в полном осознании её театральности. Только тогда поверженный Гамлет сможет встать и под аплодисменты покинуть сцену, и вернуться домой, поклонившись партеру.

Первый акт может быть пронизан гармонией и симпатией между героями; в четвёртом акте могут господствовать вражда, хаос и безумие. Однако это не означает, что четвёртый акт плох и не нужен, его следует отменить и вернуться к первому. Каждое явление и каждая сцена имеют смысл и логическую связь с остальными в спектакле мироздания, и задача актёров состоит в том, чтобы достоверно и точно играть свою роль в каждом из них, среди разных декораций и в разных костюмах, отражая различное мировоззрение, веру и философию.

Главная проблема современного человека состоит в том, что он забывается, играя. Он не помнит себя, он неадекватно серьёзен, чем создаёт комический эффект там, где ему совершенно не место, а смеётся лишь невпопад над собственными глупыми ужимками среди гробового молчания партера ; современный мир пронизан дурновкусием и неумелой игрой. Но таков проживаемый нами акт, цирковой марш, под который заканчивается этот спектакль. Но не все актёры подвержены упомянутой болезни беспамятства; театр жизни магичен, а не механичен. Почему бы нам, кто начал осознавать отличие себя от избранной (или навязанной) роли, не перестать видеть в декорациях и костюмах текущего действия некую «реальность», в нашем театральном гриме лица, а в окончании спектакля – смерть? Почему бы нам не понять, что ракета, летящая на луну в давно забытом немом фильме – та же ракета, которую нам показывают по телевизору в новостях, и главное в ней не «достижения прогресса», и даже не «чёрная магия современной науки», а образ, тень идеи, которую можно рассмотреть, если поднять взгляд чуть выше тени теней, или «реальности» материалистического ума, и с помощью таких umbris idearum подняться в итоге к идеальной сфере архетипов? Почему бы нам не взять пример с великого Джордано и не посмотреть на современность как на станок, штампующий образы для нашего магического театра памяти — образы гротескные и чудовищные, то есть те, что подходят лучше всего согласно древним авторам? И разве превратить свинец технократической цивилизации в серебро магических образов, а затем в золото чистых идей, раскаляя докрасна тигель нашей души, не означает оседлать тигрицу в самом точном смысле этого слова? Почему бы нам не менять роли, как платья, а личины, как шляпы, почему бы нам не играть легко и свободно, как и подобает мастерам – если мы хоть в чём-то вообще претендуем на мастерство? Наша шкатулка полна забавных безделушек, которые без устали подбрасывает служанка-наука, а в памяти царит девственный хаос… Какое замечательное время!

RSS feed

15 комментариев »

Comment от Malroc
2010-09-22 03:47:39

Глеб, так уж почему-то сложилось, что я здесь в основном появляюсь, чтобы в чем-то с вами поспорить, но на этот раз просто хочу сказать спасибо за чудесный текст.

Comment от horapollo
2010-09-22 10:44:25

Спасибо за добрые слова, Олег, и появляйтесь почаще под любым предлогом :-)

Comment от Malroc
2010-09-22 11:55:07

Глеб, я всегда очень внимательно слежу за тем, что вы пишете, и радуюсь каждой новой заметке, но остаюсь обычно в стороне от обсуждений по причине, которую, может быть, не так просто выразить, и все же постараюсь.
Как представителю иной традиции, в чем-то схожей с герметической, в чем-то отличающейся, мне сложно воспринимать ваши тексты так, как их следовало бы. Причина в разнице мыслительных парадигм (впрочем, может быть, разница эта и была причиной выбора соответствующих традиций, а не его следствием): дело даже не в том, что я не согласен с вами по каким-то вопросам - хотя зачастую это действительно так, - а в том, что идеям и целям, для меня имеющим первостепенную значимость, в вашем театре отведены роли второго плана, и наоборот. Сказанное вами я чаще воспринимаю рассудком, нежели сердцем, оно не находит того отклика в моей душе, коего, безусловно, заслуживает, и каковой встречает, например, у уважаемого uniq, за чьими дискуссиями с вами я всегда наблюдаю с огромным удовольствием. Как вы верно заметили по иному поводу, пишете вы для тех, чьи пути оказались вблизи вашего, мой же проходит далеко, и верстовые столбы, так старательно вами расставленные и с таким мастерством орнаментированные, для меня могут быть лишь красивым элементом ландшафта и представляют более эстетическую ценность, нежели практическую.
Тем не менее, я искренне вам признателен за то, что вы изыскиваете время и возможности для этих небольших публикаций, я, поверьте, очень их ценю.

(Comments wont nest below this level)
Comment от horapollo
2010-09-25 00:46:04

Олег, я вас прекрасно понимаю. Я, быть может, иногда позволяю себе вольные высказывания в отношении восточных учений, которые позволять себе не должен, но они не предназначены для вас, или тех, кто действительно понимает, с чем имеет дело. В определённом (но вполне конкретном) смысле я - противник восточных традиций, каким бы странным или нелепым такое заявление ни казалось. Хотя и шапочно, но я знаком с некоторыми из них, некоторые практиковал, имею зачаточные знания санскрита и китайского. Повторяю, дело в том, что - согласно моему жизненному опыту, а я уже не юноша - значительный процент людей (больше половины), практикующих восточные учения и проповедующих их публично, выбрали этот путь по инерции, не из-за внутреннего сродства, а из-за внешней одновременно “эзотеричности” и доступности таковых, из-за популярных баек про достижения восточных адептов, из-за мишуры в стиле Остап-Ибрагим-Бендер-Бей. Некоторые из них читают оригиналы, даже помнят их, и могут компетентно спорить и высказывать мнение. Но они не улавливают дух учения, его тайный стержень, это знание не становится “их кровным” знанием, это просто ВРЕМЯПРОВОЖДЕНИЕ, это футбол, марки и преферанс по пятницам. Я не могу с ними спорить, и не могу ничего им доказать (да и не хочу, собственно), потому что я вижу ложность их выбора, но это видение лежит вне рационального дискурса. Западная традиция жиже, бледнее, в ней гораздо более понятны и откровенны жулики, а истинные носители скрытны и немногословны. Она честнее, что ли, пессимистичнее и осторожнее в обещаниях. Точнее, она построена не на обещаниях, а на страшилках - что говорит как раз в её пользу для понимающего человека, поскольку инициатическое знание подобно розе - кроме самой короны оно состоит из шипов. Весь мир, “вся доступная информация”, говорит нам: не иди западным путём, пропадёшь в этом болоте, как… (дальше список, начиная с Джона Ди). Это правильно, это платье инициации. Отдай всё, чтобы получить жалкую тень надежды - если не готов, значит, не готов. Восточные школы, как восточные сладости - зовут, манят красками, баюкают обещаниями и “жизненными примерами”. Базар, раздача слонов и паланкинов. Но уже через несколько шагов за порогом становится понятно, что разницы нет - и там, и там, тернистый путь становления. Но тем, кто выбирает, профанам, предлагаются две совершенно различные картины. Безусловно, у этой несправедливости есть высокий смысл. Но и у меня есть право плыть против течения ;-)

 
Comment от Malroc
2010-09-25 07:45:07

Да, вы затронули очень важный момент, я сам долго размышлял над этим. И я, кстати, переформулировал бы ваше предпоследнее утверждение: никакой несправедливости, в действительности, не существует, ее иллюзия может быть обусловлена лишь нашим невежеством; мир несправедлив ровно настолько, насколько мы не понимаем принципов, лежащих в его основе (я не говорю здесь о Принципе, до понимания которого всем нам очень далеко, да и “понять” его невозможно - прошу прощения за псевдовосточную банальность).
В приложении к вопросу о восточных и западных учениях. Восточные учения, действительно, намного более циничны по отношению к профанам. Вероятно, именно это и позволило им сохраниться в более полном виде. Более того, могу сказать, что по-заподному “честные” направления существовали, например, в рамках даосизма и частично даже существуют до сих пор, но их состояние по степени плачевности вполне сопоставимо с состоянием западной традиции.
Повторюсь, несправедливости не существует. В природе естественный отбор является необходимым условием существования биосферы. Человек, решивший устранить эту “несправедливость” внутри своего вида получит, в конечном счете, абсолютно нежизнеспособную популяцию - рано или поздно это произойдет. Может казаться странным, но в духовной сфере действует весьма схожий закон: если традиция пытается быть излишне “справедливой”, ее ждет незавидная участь, увы.

 
Comment от horapollo
2010-09-25 11:47:55

Безусловно, никакой “несправедливости” нет, это я использовал общепринятый термин (который, как часто случается, обозначает совершенно не то, что должен). Всё закономерно, и обе вывески - цветастая и унылая - не более чем вывески. И ваше замечание о выживании верно. Но при этом, опять-таки, я уверен, что всегда будут находиться такие идиоты, как ваш покорный слуга, и в этом тоже есть закономерность :-)

 
 
 
 
Comment от Malroc
2010-09-25 16:13:51

Глеб, вам же, надеюсь, не придет в голову, что я мог бы когда-нибудь подумать о вас в таких выражениях. Это замечательно, что есть люди, подобные вам, как замечательно и то, что мы с в чем-то вами по-разному видим этот мир. Что за скучный театр это был бы, если бы всем актерам в нем приходилось играть одну и ту же роль :)

Comment от horapollo
2010-09-25 16:28:26

Без сомнений :-)

 
 
Comment от Роман
2010-09-26 08:38:00

А весел ли театр, в котором единственному зрителю приходится играть все роли? Извините, что влез…

P.S. Текст действительно очень хорош.

Comment от horapollo
2010-09-26 17:46:26

Спасибо, Роман!

Весел, потому что в нём нет повода для грусти ;-)

Comment от Alexandr Subscribed to comments via email
2010-09-26 19:09:42

Извините за вмешательство.

Если нет повода для грусти в этом балаганчике,
то отчего возникает у некоторых персонажей неистребимая грусть, зародившаяся ещё в детстве?

Или он весел для единственного зрителя, а грустные персонажи просто ещё не осознали, что они всего лишь его маски?

(Comments wont nest below this level)
Comment от horapollo
2010-09-26 20:39:08

Именно так. Пока актёр, играющий Пьеро, уверен, что он - Пьеро, он печален. Когда он осознаёт СЕБЯ, он может плакать, веселясь :-)

 
 
 
 
Comment от Александр Subscribed to comments via email
2010-09-26 20:24:58

уважаемый Глеб,
нет ли у вас в планах
перевода “Доктрины пробуждения” Эволы?

читатель.

Comment от horapollo
2010-09-26 20:41:01

Прекрасная работа, но, к сожалению, пока не в моих планах. Хотя, издательские планы в этом смысле гораздо важнее - ведь я не один переводчик с итальянского (к тому же, не лучший); быть может, кто-то намеревается издать.

 
 
Comment от Роман
2010-09-27 15:44:49

>>я не один переводчик с итальянского (к тому же, не лучший);

В таком деле внутренняя квалификация гораздо важнее формальной.

 
Имя (обязательно)
E-mail (required - never shown publicly)
URI
OpenID URL
Subscribe to comments via email
Ваш комментарий (smaller size | larger size)
You may use <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong> in your comment.

Trackback responses to this post

Работает на WordPress

© 2008—2009, Органон ,   Блоги Органона.

При использовании любых материалов ссылка на данный блог или Органон обязательна.
© Wordpress—блог на www.cih.ru.   Тех. поддержка: heliar.   Дизайн wp—темы: Семён Расторгуев.