Carmen Charonis

блогосфера Органона

8 Февраль 2010

Gaya Scienza, или несколько слов о Евгении Всеволодовиче

horapollo @ 23:16, написано в рубрике: Новости—

Лет восемь назад, когда я имел привычку бродить по просторам рунета в поисках различных эзотерических и традиционалистских форумов, надеясь встретить там достойных людей (что мне в некоторой степени удалось, а на большее рассчитывать было бы глупо), я постоянно сталкивался с вопросом «как вы относитесь к Головину?». В глазах многих это был тест, если не сказать диагноз; я никогда не кривил душой, и всегда высказывал своё действительное восприятие этого человека, к которому относился с симпатией и уважением, но не считал его «эталоном» герметического автора, создающего «учебники» по алхимии, или, тем более, некие сакральные тексты. В то время моя сдержанная позиция у некоторых гиперпатриотически настроенных молодых (и некоторых немолодых) людей вызывала подозрения в западничестве, или, того хуже, в англомании и тайной склонности к «островной философии». Слабое знакомство с европейской герметической классикой и преобладание патриотических чувств (которые всего лишь чувства) над разумом у собеседников, пребывавших в священном восторге от Евгения Всеволодовича, не позволяли мне адекватно объяснить свою позицию. С другой стороны, тогда же мне встречались люди (их было меньше) весьма неглупые и эрудированные, которые выражали резкое неприятие Головина, и считали его «болтуном» и «вралем». И те, и другие, я совершенно уверен, ошибались в своих оценках. Однако теперь, проанализировав изменения, произошедшие за последние годы, я пришёл к весьма неожиданному на поверхностный взгляд выводу. Во-первых, число людей, скептически относящихся к Евгению, значительно возросло как среди тех, кто интересуется герметикой, так и среди просто «читающей публики». Во-вторых, среди его верных поклонников стали преобладать люди в силу свойств своего интеллекта не пригодные для герметизма, то есть, если так можно сказать, «неисправимые профаны». В-третьих, я сам начал ценить его тексты намного больше, чем восемь-десять лет назад. И в-четвёртых, всё вышеперечисленное естественно и закономерно, потому что герметика – тайная наука, закрытая философия, и то, что наиболее ценно в герметических текстах, менее всего имеет научный или «серьёзный» вид, менее всего различимо для обыденного взгляда, а для artifex начинает приобретать всё бòльшее значение по мере продвижения на пути Царского Искусства.

Рене Шваллер написал две книги и большое число статей о герметическом метаязыке, который он называл symbolique. Однако в них нет сверхоригинальных открытий или тайн; всё, сказанное Шваллером, может быть познано непосредственно в ходе индивидуального опыта при достаточно настойчивом подходе к предмету. Явления «окружающей действительности», научные теории, художественные образы, сны и суеверия – всё является материалом, из которого подлинные auctores (а не писаки от академической науки или «оккультизма», что в принципе одно и то же) строят свою систему символов и ссылок, свой язык, которым они передают индивидуальный и неповторимый опыт следования алхимическому итинерарию. Какой смысл искать соответствия приводимых Головиным цитат из Клагеса или Парацельса, если эти Клагес или Парацельс являются обитателями внутреннего мира Головина, а не пыльных полок публичных библиотек? Какой смысл искать в его книгах некую инструкцию к действию, если они могут быть инструкцией к действию только в мире Головина, а не Петрова или Сидорова? О какой «научной строгости» герметических трактатов вообще можно говорить, если в рамках герметической парадигмы они правдивы в той степени, в которой они антинаучны с точки зрения «научного метода»? И работы Евгения Всеволодовича в этом смысле весьма человеколюбивы, поскольку они откровенно демонстрируют свою не-научность, не-строгость и не-надёжность, - в отличие от многих классических трактатов, каковые своей «наукообразностью» и «серьёзностью» не преследуют никакой иной цели, кроме как посмеяться над учёным профаном.

Один из моих любимых герметических текстов, «Свеча» Массимилиано Паломбара, содержит эпизод, когда главный герой, выкрав царя из темницы, пытается скрыть его от проводящих обыски гвардейцев, и не находит ничего лучше, чем скормить царя гуляющему во дворе страусу, который после ухода преследователей снёс яйцо с царём внутри. Те, кто не понимает, что подобные пассажи составляют истинную сокровищницу герметической литературы, никогда не преуспеют в Царском Искусстве. Кем бы они не зачитывались – Фулканелли, Филалетом или Головиным – эти авторы, согласно предупреждению Артефия тысячелетней давности, «заведут их в болото, откуда им не выбраться». От себя я могу добавить, что в этом же самом болоте рано или поздно окажутся те, кто пытается увидеть в Головине некоего «духовного отца» «русского традиционализма», или, того хуже, «вдохновителя» неких политических течений. Ни тех, ни других мне нисколько не жаль. Гермес весьма саркастичный молодой человек, который любит шутки и розыгрыши, и не испытывает сострадания к  глупым преследователям - или последователям.

RSS feed

17 комментариев »

Comment от diomed
2010-02-22 13:37:08

Безразличное молчание посетителей сего блога по поводу оммажа Евгению Всеволодовичу несколько удивляет, учитывая их словоохотливость на предмет иных, возможно, даже более запутанных материй. Либо для всех сущность casus Головин самоочевидна, либо все дело в том, что в нынешнем статусе модного автора он трансмутировал в эдакую священную корову, трогать которую небезопасно ввиду агрессивности почитателей. Как знать, как знать… А между тем, столь ли ординарен гульярдизм Е.В. – сверх меры акцентуированный, эротически болезненный и мировоззренчески жестко ангажированный – чтобы почитать возникающие в его присутствии проблемы голым молчанием?
Некто Жан-Люк Годар, галльский гульярд, автор Le gai savoir, аналогию которого с Е.В., помимо уже помянутых характеристик, допустимо усмотреть и в благоговейном пристрастии к (про)чтению, в одном из кинотрактатов устами своего героя заявляет: чтобы придумывать истории, их необходимо сначала пережить, тем самым перефразируя известную максиму: чтобы делать золото, нужно его иметь. Бессмысленно объяснять чью-то жизнь, если она не пережита лично вами, поэтому процедура прочтения в алхимии антонимична процедуре истолкования: как замечает Фулканелли, мы имеем дело не с разъяснением, а со словесным откровением (собственно, просветлением); отсюда всякий комментарий, по существу, энигматичнее комментируемого, ибо если профанное незачем прятать, то иное бессмысленно разъяснять.
Однако все вокруг требуют историй: страсть, воплощенная в статике энигматических иммагинаций, никому не интересна, ее процесс необходимо изложить наглядно, занимательно (в идеале: провокационная сенсационность, при которой градус откровения возрастает до ХХХ) и по возможности проще. Чем, собственно, и начинают заниматься различные суфлеры, изобретающие объяснения вещей одного порядка посредством совершенно другого. Эти господа внимательно прочитывают Magisterium в аспектах тантры, каббалы, даосизма, или же посредством ловкого престидижитаторства извлекают экзотически-эзотерическую квинтэссенциальность из произведений изящной словесности, избушек на курьих ножках и т.п. Речь, конечно, не о Философских обителях, на кои дано указать тому, кто, пережив истории, давно уже по ту сторону любой истории, а об их симулякрах, которые плодят с легкой руки гульярдящихся суфлеров и суфлерничающих гульярдов бесчисленные гусляры при помощи своего ложного корнесловия. О языке птиц, как видно, сегодня легче говорить, чем говорить на нем.
Таков, в общем, генезис тиражируемой попсы, которая к тому же, предельно ангажирована – не внешне, конечно, но в сущности. Ибо есть разница между маоистом, показывающим грифона под видом политического пастиша, и герметическим автором, воспевающим якобы языческую идиллию в форме алхимического quodlibetum. Последний со всей очевидностью путает кобылу с кобелем, забывая, что боги его небес – суть философские боги.
Что же, в сущности, может поведать такой воздыхатель, кроме истории собственного чтения, единственно пережитой им (и именно поэтому уже небессодержательной), но из-за необходимости лить воду на мельницу ума, умеющего фривольничать, а не играть, расцвеченной массой присочиненных небылиц? Каждый волен ответить на этот вопрос на свой страх и риск, в чем, наверно, и состоит прелесть всякого (про)чтения. Однако дабы не завершать сей краткий opus о пользе грамотности в миноре, без ложной утешительности отмечу, что, несмотря на всю проблематичность такового ответа, каждый, читавший Е.В. с удовольствием (а в их числе и аз, недостойный вздуть суфлерские мехи), всегда будет ему чем-нибудь, да обязан. Хотя бы желанием разорвать свои академические фолианты, будь то Генон или сам Гаутама, впрочем, никогда сутр не писавший :–).

 
Comment от horapollo
2010-02-23 01:09:49

Уважаемый Диомед,

Спасибо вам за во всех отношениях замечательный комментарий. Мне хотелось бы подписаться под каждым словом, а со мной это случается нечасто :-)

Практически всё сказанное попадает в bull’s eye, но особенно актуален пассаж по поводу интерпретации “в терминах тантры, каббалы, даосизма”. Таких людей мне хочется спросить: “А насколько вы лично преуспели в тантре (каббале, даосизме) и алхимии, чтобы, не моргнув глазом, проводить параллели и давать толкования? И, быть может, если вам столь необходимы эти параллели, чтобы не упасть в яму, вы просто ни черта не смыслите в алхимии? Ведь интерпретация езды на велосипеде в терминах плавания брассом может не вызывать смех только у того, кто никогда не видел велосипед”.

Мне ничего не хочется менять в ваших словах, но мне очень хотелось бы их немного дополнить. Действительно, нет смысла говорить о том, что не прожито, и является плодом умозрительных заключений, как бы “добросовестно” они не были сделаны с точки зрения “научного метода”. Однако, если такие размышления приобретают характер навязчивой идеи, становятся смыслом существования автора, и получают онтическое значение, “освящённые” интенсивностью и протяжённостью во времени, в этом случае можно говорить о подлинном герметическом авторстве. Если человек видит в алхимии лишь её спагирическую маску, но носит её с высоко поднятой головой всю жизнь, невзирая на беды и лишения, оскорбления, унижения, проклятия родственников, в этой маске начинают проступать живые черты вечно молодого Гермеса (вероятно, такова подлинная биография Беранара Тревизанского). Проживание, печать индивидуального неповторимого опыта, осознанного и описанного с кристальной ясностью, может стать входным билетом в герметический сад. Подлинность работ Головина состоит именно в этом, его книги - действительно герметические трактаты, поскольку честно описывают жизнь (внутреннюю, настоящую, а не протокольную “биографию”) автора на пути Великого Делания, в какие бы дебри его не завёл этот путь. И я могу сказать со всей ответственностью, не боясь “кармических последствий”: НЕТ такой книги по алхимии, следуя которой - даже если понять все содержащиеся в ней загадки птичьего языка (кои не стоят выеденного яйца), все тайные символы, намёки и недомолвки - можно было бы успешно завершить магистерий. Подлинная книга, правдивая и окончательная, должна быть написана вами самостоятельно - в качестве описания случившейся с вами истории, разумеется.

Comment от Malroc Subscribed to comments via email
2010-02-23 10:53:16

Пусть уважаемый Виталий простит меня за то, что отвечаю на предназначенное ему сообщение, и вы, Глеб, не обессудьте - всего лишь хотелось бы дополнить одну вашу мысль, а в чем-то вам пооппонировать.
Поскольку с работами Головина я, признаться, знаком слишком слабо, чтобы выносить о них или об авторе какое-либо суждение, основную тему позволю себе оставить в стороне и высказаться относительно неожиданно (как и всегда в таких случаях) возникшего ответвления.
Смешение традиций, интерпретация элементов одной в терминах и понятиях другой - несомненно, одна из самых типичных ошибок, встречающихся среди ищущих (а также нашедших или полагающих себя нашедшими) свой духовный путь. Обойти ее стороной крайне сложно, а иногда, быть может, и ненужно; немного можно встретить людей, не поддававшихся подобному искусу (да есть ли такие вовсе, и, во всяком случае, есть ли среди нас?)
Не без сожаления надо признать, что во многом распространению подобного смешения в определенных интеллектуальных кругах мы обязаны Генону, пусть и не сформулировавшему, но популяризовшему, возможно, чрезмерно идею “единой изначальной Традиции”. В результате, эта “Единая Примордиальная” стала для последующих поколений традиционалистов чем-то вроде куклы Барби, которую можно наряжать в такое игрушечное платьице, которое больше по душе тому или иному “носителю Традиции”. Ценность, и ценность грандиозная, работ и самой фигуры Генона в том, что он сумел, нашел в себе силы и смелость, сформулировать ряд очень правильных тезисов, позволивших людям с соответствующей природной предрасположенностью получить точку опоры, в то время, как окружающая действительность такой точки не предоставляла, но не в многотомных исследованиях по сопоставлению элементов различных, разнородных учений. Генон создал каркас, оболочку, которую можно наполнить содержанием конкретной традиции, тогда как современному человеку эту оболочку было создавать не из чего. Впрочем, эта же оболочка может стать и тюрьмой - наподобие той, которой стал для большинства людей “материализм” и “прогрессивизм”, разница разве в том, что дверь ее камеры если и закрыта на нехитрый замок, то, по меньшей мере, не заварена намертво, и для того, чтобы из нее сбежать, достаточно, помимо собственно желания, небольшой толики сообразительности и простой отмычки - динамит можно оставить на другой случай.
А вот ценность исследований (и, в частности, сопоставлений) Генона подчас сомнительна. Известная его биография “Простая жинь Рене Генона” содержит такой факт: когда Андре Прео представил Генону письменную оценку его фигуры (которую планировалось публиковать), где указал, что Генон, несомненно, получал устные наставления по “доктринам Индии и исламскому эзотеризму”, Генон перед публикацией собственной рукой дополнил фразу вставкой “и даосизму”. Посвящение в даосизм Генон получил от Матжиои, графа де Пувурвиль, который, в свою очередь, получил инициацию в “тайную китайскую школу даосизма” от некоего Нгуена тэ Дук-Луата. Ирония в том, что имя последнего - вьетнамское, и никаких тайных даосских школ не существует. (Что, впрочем, не умаляет моей симпатии к Матжиои, личности весьма колоритной, послужившей, кстати, прототипом для нескольких персонажей Майринка - один из которых, в конечном итоге, в силу какого-то свойственного Майринку рокового дара, послужил “прототипом” трагической судьбы самого графа.) Вообще, то, что говорит Генон о даосизме, свидетельствует о достаточно слабом его владении предметом. Что касается остальных традиций, судить не возьмусь, это был лишь пример неаккуратности со стороны мэтра традиционализма.
Так вот и вопрос, так ли уж стоит обвинять людей в смешении и подмене понятий? Все ли мы, не покривив душой, можем сказать, что сами свободны от подобных грехов? В конце концов, действительно значимым остается одно: сможет ли человек, невзирая на свои слабости и недостатки, различить в темноте и ухватиться за тоненькую нить Ариадны (что есть большая удача), и, если да, достанет ли упорства у него не выпустить нить из рук и пройти до конца, к выходу.

Comment от horapollo
2010-02-26 03:23:41

Согласен, Олег. Генон был метафизик, притом весьма талантливый, и его понимание Традиции (и вербализация понятия оной) основано на метафизике, что замечательно. Однако его знание конкретных традиций за пределами авраамических, скажем честно, весьма туманно. Это не отменяет истинности его метафизических прозрений, включая историю Традиции, но касается только специфического modus operandi, так сказать. При этом, все “последователи” Генона (или почти все) с радостью бросаются делать суждения именно в области специфических знаний, то есть там, где к Генону лучше не обращаться, но при этом фактически игнорируют метафизический базис, который и составляет его наследие. Причина проста: метафизика сложновата-с для среднего любителя духовных дискуссий.

(Comments wont nest below this level)
 
 
 
Comment от Олег Фомин Subscribed to comments via email
2010-05-06 17:10:31

Да… здесь любят нас нежно.

 
Comment от Олег Фомин Subscribed to comments via email
2010-05-06 17:46:20

Да… нас тут очень любят. Современники тоже часто шипели на Пушкина. И где они теперь? Кто их имена помнит? Грустно мне. Но не за себя, а за вас.

Comment от horapollo
2010-05-09 18:04:39

Олег, вы правы, я отношусь к вам с искренней симпатией :-)

я только не совсем понял, где именно вы услышали шипение? Кроме того, Пушкин велик, но было не мало замечательных русских писателей, живших в то же время, но обделённых памятью потомков. И что из этого? Gloria Mundi капризна и несправедлива, я не стал бы полагаться на её мнение. Нет гарантии, что через полвека о Головине никто не вспомнит в среде “широкой публики”. Но те, кому надо, будут помнить обязательно.

 
Comment от horapollo
2010-05-09 18:08:56

И, кстати, не стоить грустить. Изучающие Весёлую науку не находят повода для грусти.

 
 
Comment от Олег Фомин Subscribed to comments via email
2010-05-09 20:31:13

Насчет шипения - вдаваться в детали не буду, ибо не мелочен. Но во всяком случае вы “подписались под каждым словом” diomeda, который с таким презрением отзывается о “плодящих симулякров гусляров с их ложным корнесловием”. А вот, по-моему, корнесловие вообще не может быть ложным, по определению. Даже в историях навроде той, что Яхрома стала называться так потому, что там Государыня Императрица охромела, содержится определенное зерно Традиции, пусть в данном случае и не герметической. Разве не о том же говорил один из учителей Фулканелли, который истолковывал имена меровингских государей с помощью ребусов (см. главу “Фонетическая кабала” в ФО)? Что же касается герметического корнесловия, то оно лишь частично совпадает в разных языках, есть исключительно присущие только одному языку связи. Например, “собака” во фр. будет связана с “дубом”, а в рус. будут связаны “кобель” и “кобыла”. Кто-то из участников форума ругался на такую связь, якобы придуманную, и чуть ли не мной. Нет нужды что-либо придумывать, когда существуют русские артефакты XVII в., возможно оставленные самим Артуром Ди (на самом деле Джоном Ди, как показывает исследование Гмелина) в Костроме. И в случае “кобылы”, и в случае “кобеля” представленных там, как следует не только из самого значения символов, но и даже исходя из контекста изображений на изразцах, речь идет о Первоматерии, сами прекрасно знаете это слово женского рода.

На самом деле, меньше всего мне хотелось бы реагировать на какие-то выпады в свой адрес. Хотелось бы конструктивного общения и совместного исследования. Приглашаю вас на форумы “Артании”: http://www.arthania.ru и “Интертрадиционала” (ведет традиционалист из Дании, бывший наш соотечественник Максим Борозенец). на “Артании” я выложил фотографии всех русских гримуаров, кстати, гораздо более щедрых, нежели те изображения, которые приводит Фулканелли. Мне было бы интересно услышать ваше мнение и увидеть указание на мои ошибки. Особенно это касается текстов про Кострому, Савино и Сысово, а также баташовской истории (”Баташов разбушевался”).

З.Ы. А насчет Пушкина - это шутка была, конечно. Не берите в голову.

Comment от horapollo
2010-05-10 00:43:28

Олег, спасибо за приглашение.

Как вы вероятно знаете, я поклонник Пьера Дюжоля и Грассе д’Орсе, и мне интересен langue des oiseaux, однако я согласен с diomed, поскольку считаю, что здесь кроется опасность. Опасность подмены герметики герменевтикой. Корнесловие, быть может, и всегда истинно ( в чём я лично сомневаюсь), но оно легко может завести алхимика на остров сирен, на котором он забудет, зачем ступил на этот путь.

Рене Шваллер с презрением высказался о словесной кабале в “Тайнах Соборов”, то есть о дюжолевской редакции своей рукописи. Это явление в герметизме характерно для французской школы, и даже швейцарцу оно иногда кажется излишеством.

Я могу назвать десяток гораздо более важных алхимических трактатов, чем любой французский, написанный на птичьем языке, каковые вообще не используют корнесловие (или используют его в минимальной дозе). То есть отношение к этому явлению у всякого желающего достичь конечной цели должно быть cum grano salis.

 
 
Comment от Олег Фомин Subscribed to comments via email
2010-05-10 09:52:26

Что касается меня, Грасе д`Орсе - мой самый любимый автор. Я люблю его и читать и перечитывать. Корнесловие характерно действительно в большей степени французам изо всех европейцев. Но… тоже самое я вижу и в русской герметике - я имею в виду, конечно, не “труды на бумаге”, ибо таковых практически нет. Считать своего рода герметикой Толковую Палею (несмотря на поразительное сходство некоторых моментов с толкованиями Пернети) нет нужды. “Предивная и кабалистичная книга Раймондулиева” - это всё-таки перевод, хотя и очень по-русски расцвеченный. Сочинение Ермолая Еразма, более известное как “Повесть о Петре и Февронии Муромских”, пожалуй, единственное, которое можно назвать старым русским герметическим текстом. Нет, я имею в виду прежде всего такие артефакты, как белокаменная резьба, изразец, деревянная домовая сюжетная резьба. Разнообразие сюжетов, часто с подписями, приводит нас к тому, что здесь также мы обнаруживаем тяготение к корнесловию. Особенно щедр в этом отношении костромской артефакт (печи в Царских Палатах Троицкого монастыря) - десятки, если не сотни кафлей с подписями. Всё это я вывесил на Артании. Так что милости просим. Почему именно Франция и Россия? Ответ на это дает другая линия карпцовских и моих исследований - происхождение Рюриковичей из франков (через меровинга Рюэрга, графа Лиможского, бежавшего в Скандинавию). Алхимия - Царское Искусство отнюдь не в фигуральном смысле слова. Это не метафора и не красивые словеса. Но именно здесь нужно умолкнуть…

Что касается моей оценки корнесловия и герметической словесности как таковой, то, на мой взгляд, она всецело направлена не на то, чтобы открыть что-либо, но напротив, скрыть очевидное, лежащее на поверхности. Отсюда все эти грифоны, ехидны, львы, единороги, дубы, хорасанские кобели и армянские суки. Причем в древности эта очевидность была гораздо острее, поскольку еще повсеместно практиковались культы, изжитые позже христианской миссией. Авторы XIX-XX вв. куда откровеннее. Вот, почему я так люблю и ценю Фулканелли, Канселье, Клода д`Иже. Меж тем, вся человеческая культура, по сути дела, герметическая. Это касается не только средневекового искусства. Вплоть до половины XVIII в. это положение вещей сохраняется. Потом “жители башен” решили прикрыть лавочку другим способом, нежели действовали до этого.

Кстати, за всем этим разговором мы совершенно забыли про Головина, одного из трех моих учителей (другие два - Микушевич и Стефанов). Я никогда не считал Женю алхимиком. С годами прихожу к мнению, что он и не герметический философ. Правильней всего было бы назвать его магом и натурфилософом. Что касается его магических способностей, то я в них имел возможность убедиться не единожды. Но здесь я тоже вынужден умолкнуть.

Да, кстати. Если кто и противопоставлял Головина с оккультным атлантизмом, то это был явно не я. Женя - убежденный атлантист. Но именно оккультный, а не геополитический.

Comment от horapollo
2010-05-10 23:02:17

Кстати, я ни в коей мере в этом сообщении (равно как и diomed в своём комментарии) не намекал ни на какие личности. Речь идёт об общих тенденциях, представляемых более чем одним человеком (и, честно скажу, вы у меня при написании этого поста в памяти не всплыли - вероятно, потому, что не относитесь к тем “головиноманам ” или “головинофобам”, которых я иел в виду).

 
 
Comment от horapollo
2010-05-10 22:57:20

Я, к примеру, считаю своим переводческим достижением перевод “Менестрелей Морвана и Мюрси”, опубликованный в XIV номере “Волшебной Горы”. Ничего сложнее и интереснее я (как переводчик) не встречал. Д’Орсе незаменим как ключ к французскому герметизму, точнее целая связка ключей. Я очень люблю этого автора, но нельзя забывать, что он даёт ключи к работам, которые ценны не своими замками, а тем, что они запирают. Умение отпирать потаённое само по себе является большим искушением (вспомните археологов-первооткрывателей египетских царских захоронений и их печальную судьбу); это не более, чем умение пользоваться рубанком для плотника, но одно такое умение не заменяет мастерства.

Я не читал “Повесть о Петре и Февронии Муромских”. Где можно взять этот текст?

> Отсюда все эти грифоны, ехидны, львы, единороги…>
Олег, нельзя путать корнесловие (шифр) и герметический язык как таковой, как symbolique в понимании Рене Шваллера. Это опасный путь; всякий символ должен быть осознан как символ, а не превращён в одномерный текст или набор знаков.

> я так люблю и ценю Фулканелли, Канселье, Клода д`Иже>
Кстати, весьма знаменательная последовательность. Если Фулканелли (как тандем Шампань-де Любич) достиг философских прозрений и завершения спагирического Opus, Канселье так и остался “solement un écrivain”, как о нём сказал Рене Шваллер. Что говорить о Клоде д`Иже? Писатель-последователь писателя-последователя одного ученика одного действительно замечательного герметика…

Магия - лишь другой театр, билетом в который служит тот же герметизм. Женя - герметик, как и всякий маг. Хотя насчёт того, что он “не алхимик” я бы поспорил. Смотря что называть алхимией (а называют всё что ни попадя).

Не знаю, как “атлантист” (я смутно представляю себе очертания этого слова после того, как его превратили в мешок всякой всячины разные авторы - от лесбиянки Блаватской до умственно отсталых конспирологов), но Женя - европеец, который считает русских европейской нацией. И я с ним согласен, а также со многими моими знакомыми алхимиками из разных стран, которые придерживаются того же мнения.

 
Comment от Олег Фомин Subscribed to comments via email
2010-05-11 01:22:42

Почему я принял на свой счет слова про “головиноманов”-атлантистов? Да потому что мы не раз через запятую говорили о Головине и об атлантизме в герметике (это собственно и есть “жители башен”, Квинта). Не знал, что я неодинок. :) Но я-то как раз никогда не пытался сделать из Жени “евразийца”. И подобные попытки со стороны некоторых учеников А.Г.Д. всегда мне казались жалкими и комичными.

“Повесть о Петре и Февронии Муромских” лучше всего читать в подлиннике, по-древнерусски. Это не очень архаичный древнерусский, XVI в. При желании всё понять можно даже без навыка такого рода чтения. Главные моменты там - двоящийся князь, змей, Агриков меч (который в 44-м году безуспешно искал под Муромом десант СС), заяц Февронии (кстати, напомню, что Грасе д`Орсе в тексте про Жанну д`Арк говорит именно о древнем образе ФЕВРОНИИ - спасительницы короля), само имя Петр в этом контексте тоже понятно, спорят о том, были ли у них дети (!), что сближает их с Фламелем и Перенеллой, наконец, они чудесным образом оказываются в одном гробе, так как “не хотят” быть друг без друга.

Текст здесь: http://lib.rus.ec/b/3833/read
Он, правда, записан современным гражданским шрифтом, но по-большому счету, это рояли не играет.

Comment от horapollo
2010-05-11 13:13:18

Олег, спасибо, обязательно прочту.

 
 
Comment от dancewithmegiuliano
2010-06-06 20:41:27

Интересно, как вообще можно любить или не любить, критиковать или восхищаться, быть поклонником или ненавистником подобного рода авторов? Это противно самому духу их творчества и духу «веселой науки». Конечно, редко когда можно воздержаться от внутреннего поиска «нестыковок» и «ошибок» у многих авторов (хотя подобный подход и неправильный), но почему-то это, по крайней мере, в моем случае, неприменимо к Головину.

Comment от horapollo
2010-06-07 20:23:24

Это действительно неприменимо по отношению к герметическим произведениям per se, но вполне может относиться к способу изложения и/или к образной системе автора.

 
 
Имя (обязательно)
E-mail (required - never shown publicly)
URI
OpenID URL
Subscribe to comments via email
Ваш комментарий (smaller size | larger size)
You may use <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong> in your comment.

Trackback responses to this post

Работает на WordPress

© 2008—2009, Органон ,   Блоги Органона.

При использовании любых материалов ссылка на данный блог или Органон обязательна.
© Wordpress—блог на www.cih.ru.   Тех. поддержка: heliar.   Дизайн wp—темы: Семён Расторгуев.